Новости Иркутска

Этой смелой сыщице позавидовала бы сама мисс Марпл. Нинель Вадимовна Тимощенко была первой женщиной, которую приняли на работу в подразделение уголовного розыска Иркутской области. Это было в далеком 1953 году. Она одна и без оружия задерживала опасных преступников, распутывала самые сложные дела и даже внедрялась в криминальную банду, чтобы не допустить ограбления банка. В этом году Нинель Вадимовне исполнится 90 лет. На заслуженный отдых она ушла всего семь лет назад. Теперь, когда появилось много свободного времени, она с увлечением смотрит футбол, пишет книги и водится с правнуками.

Тушили «зажигалки» 

Наша героиня родилась 8 сентября 1928 года в Ленинграде. Ей шел тринадцатый год, когда началась Великая Отечественная война. Отец и старший брат ушли на фронт. Нинель осталась с матерью. Больше всего они страдали от голода:

— По карточкам мы получали 125 граммов хлеба на человека в сутки. Помню, как однажды я пошла за пайком, и какой-то мальчишка вырвал карточки у меня из рук — мы остались без еды. Своей порцией хлеба, последними крохами, с нами поделились соседи по коммуналке. Иногда мы с друзьями-подростками ездили на трамвае к окопам, где были наши солдаты, и они нас тоже подкармливали хлебом и кашей. Это было удивительное время — все вокруг голодали, но как могли поддерживали друг друга.

Северная столица часто оказывалась под бомбежкой, и даже дети научились обезвреживать снаряды.

— В нашем доме на чердаке стояли бочки с водой и песком. Когда начиналась бомбежка, мы под руководством дворника дяди Коли поднимались на чердак и тушили падающие снаряды. Страшно не было. Для нас это было что-то вроде игры, а небольшие бомбы мы называли зажигалками, — вспоминает Нинель Вадимовна.

В январе 1942 года ее вместе с матерью эвакуировали в Горьковскую область. Несмотря на военное время, дети ходили в школу. Правда, чтобы попасть на уроки, нужно было проделать путь в пять километров по степи, а затем столько же обратно домой. Но никто из школьников не жаловался на усталость. Более того, после занятий они шли в госпиталь к раненым солдатам — устраивали концерты со стихами, песнями и танцами.

До победы над фашистами оставалось еще почти два года, но жители западной части России в успешном исходе войны уже не сомневались.

— Мы знали, что наши победят немцев. И когда этот радостный день наступил, ликовали: плакали, обнимались, солдаты из госпиталя стреляли в воздух. И этот праздник продолжался до вечера, — говорит Нинель Тимощенко.

Пример для мужчин 

Для ее семьи война завершилась воссоединением — родные вернулись с фронта живыми. А через год мирной жизни отца направили служить в Восточно-Сибирский военный округ. Иркутск встретил новых жителей трескучими морозами.

— Помню, было очень холодно. Местные жители ходили в валенках, укутывались в теплые платки, а я приехала в Сибирь в демисезонном пальто, туфлях и шляпе. Прохожие на улицах смотрели на меня как на сумасшедшую, — смеется Нинель Вадимовна.

Теплую одежду купили. Но встал вопрос — куда пойти учиться. Друзья, которыми общительная девушка уже успела обзавестись, посоветовали ей поступать на юридический факультет Иркутского госуниверситета. Нинель прислушалась к их совету и, как оказалось, сделала правильный выбор. Поехала на первую практику в сельскую прокуратуру Иркутского района и поняла, что влюбилась в будущую профессию.

Студентке доверили расследовать дело о краже продуктов из местного магазина. Она собрала все доказательства вины задержанного, и он поначалу во всем сознался, но во время судебного заседания пошел на попятную: заявил, что ничего не совершал, а признательные показания дал под давлением. Тем не менее доказательства следствия были настолько убедительными, что суд вынес решение лишить его свободы.

К окончанию института Нинель точно знала, что хочет работать в уголовном розыске. Но мечта сбылась не сразу. Дело в том, что в 50-е годы в этом подразделении правоохранительных органов работали только мужчины, и позиция руководства была однозначной — женщины у нас работать не будут. Чтобы набраться опыта в профессии юриста, Нинель Вадимовна устроилась юрисконсультом в горно-металлургический институт. Но карьеру на время пришлось прервать по семейным обстоятельствам: она вышла замуж и родила сына.

Кстати, мужа она заставила отучиться на юрфаке и отправила работать в милицию, где он занимался расследованием экономических преступлений. Вскоре супруг сообщил ей о вакансии оперуполномоченного в уголовном розыске. Набравшись смелости, Нинель пошла к строгому начальнику. Выслушав все аргументы против приема ее на службу, заявила: «Возьмите меня на работу и не делайте никаких скидок. Вот увидите, я буду работать как мужик». Против такого напора руководитель устоять не смог. А уже через пару месяцев ставил ее в пример всему мужскому коллективу.

«Ну все, это конец!» 

И действительно ее храбрости, трудоспособности и умению раскрывать сложнейшие дела удивлялись все сотрудники. Она практически жила на работе, разыскивая преступников и собирая доказательства их вины. Одно из первых дел, которое расследовала оперативница, было связано с кражей личных вещей у иностранных туристов — одежды и денег — из гостиничного номера. По подозрению в совершении преступления были задержаны двое несовершеннолетних. Часть денег они успели потратить, но все вещи у них были изъяты. Правда, подростки укоротили одежду с помощью ножниц, чтобы подогнать под свои размеры. Хоть и в таком виде, но вещи вернули законным владельцам, и произошло это уже в самолете перед отлетом туристов на Родину.

— Когда я приехала в аэропорт, посадка пассажиров уже закончилась. Я предъявила служебное удостоверение, трап снова подогнали к самолету, и я вручила вещи потерпевшим. Они были так удивлены, что мы все нашли. Очень меня благодарили и потом даже прислали мне в подарок книги. А мальчишкам дали условные сроки, — поясняет Нинель Вадимовна.

Ей, женщине и матери, было проще работать с несовершеннолетними преступниками, поэтому она и вела подобные дела. Нинель Вадимовна не просто расследовала противоправные поступки, но и старалась перевоспитать подростков.

С уважением к ней относились и матерые преступники. Так, однажды ей пришлось расследовать дело о жестоком убийстве женщины. Выяснилось, что его совершил сожитель на почве бытового конфликта. Его отправили в места лишения свободы на двадцать лет. Когда он отбыл срок, пришел к Нинель Вадимовне и сказал: «Я тебя прощаю только потому, что ты смогла все обстоятельно доказать».

Через несколько месяцев судьба снова свела ее с этим человеком. Сотрудники уголовного розыска узнали о готовящемся ограблении иркутского банка. Чтобы его предотвратить, в преступную банду внедрили двух сотрудников — Нинель Тимощенко и ее коллегу. И вот на очередной сходке в квартире, где злоумышленники обсуждали план действий, пришел тот самый мужчина.

— Я его увидела и подумала: «Ну все, это конец. Сейчас он меня убьет». Конечно, он меня узнал, но, к моему удивлению, даже вида не показал. Когда банду задержали, он тоже отправился на скамью подсудимых и снова отбывал наказание, — говорит Нинель Вадимовна.

Ключ вместо пистолета 

Ситуаций, когда моя собеседница оказывалась в опасных ситуациях, было много. Например, одна и без оружия задержала подозреваемого в совершении нескольких убийств опасного рецидивиста:

— Он долго скрывался, но как-то ночью мне домой позвонили и сообщили, что разыскиваемый находится в частном доме на ул. Советской в компании друзей. Я понимала, что другого шанса его поймать может и не быть, поэтому одна ночью пошла пешком по указанному адресу. Подхожу — в доме горит свет, громко играет музыка. На крыльцо выходит девушка, я хватаю ее за куртку и говорю: «Стучи в дверь, говори, чтобы открыли». Она все сделала, и вместе с ней я вошла в дом. Там был подозреваемый с приятелями — они пили водку, играли в карты. Твердым голосом, собрав всю волю в кулак, я сказала ему собираться. Когда мы вышли на улицу, достала из кармана ключ и приставила ему к спине: «Шаг влево или вправо — я тебя застрелю». Так мы и шли с ним вдвоем по ночному городу до отделения милиции. Как потом выяснилось, он думал, что дом окружен, а когда узнал, что я была одна, а вместо пистолета был ключ, страшно ругался, сыпал в мой адрес угрозы: «Ну если бы я это знал, тебя бы уже не было!».

Ей не один раз предлагали руководящие должности, но наша героиня отказывалась, считала, что должна работать в «полях», а не сидеть в кабинете. Отслужив 48 лет в уголовном розыске, ушла в отставку с должности старшего оперуполномоченного уголовного розыска.

«Возраста не чувствую» 

После такой тяжелой, опасной работы Нинель Вадимовна не может сидеть без дела. Она много читает, а несколько лет назад стала писать — собрала многочисленные истории о работе уголовного розыска и объединила их в книгу. Сейчас пишет вторую — хочет издать ее к 100-летию уголовного розыска, юбилей будет отмечаться осенью этого года. А еще пишет стихи и смотрит все футбольные матчи:

— Я с молодости болельщица ленинградского «Зенита» и так увлеклась этой игрой, что стараюсь не пропускать ни одного матча. Все результаты записываю в тетрадку.

И, конечно же, она с удовольствием общается с внучкой и правнуками.

— Не чувствую своего возраста, хотя прожила долгую жизнь. Думаю, секрет моей активности в том, что я стараюсь всегда быть в хорошем настроении. В этом помогают книги — у меня их много, читаю все подряд. Я люблю поднимать настроение и окружающим — шучу, рассказываю анекдоты. Когда вокруг много улыбок, жить легче, — уверена Нинель Вадимовна.

 

Фото Валентина Карпова