Новости Иркутска

Францишка Зарембинская считает себя сибирячкой. Так получилось, что ее родители — коренные поляки Францишек Зарембинский и Станислава Котвицкая — встретились и познакомились в Иркутске. Наша героиня — старший ребенок в семье — родилась и выросла на станции Китой. На своей исторической родине, в Польше, она впервые побывала в двадцать лет. У девушки была возможность остаться в Европе, но к этому моменту она уже влюбилась в Сибирь и, решив, что в гостях хорошо, а дома лучше, вернулась в Иркутск.

В магазин на лодке 

История семьи Зарембинских в Сибири началась отнюдь не радостно. Родители Францишека умерли во время Первой мировой войны. Осиротевший мальчуган вместе с теткой-опекуншей приехал в Москву, но и тетя вскоре скончалась, и Францишеку пришлось долго скитаться по стране, пока не оказался в Иркутске. Он выучился на парикмахера и стал работать по этой специальности. Семью Станиславы, где одной из прабабушек по семейной легенде и была разорившаяся итальянская графиня, выслали в Сибирь: деда — за то, что ходил пешком через границу в Польшу к родственникам, а бабушку годом позже — в коллективизацию. Впервые увидев Станиславу, Францишек влюбился без памяти и почти сразу сделал ей предложение. Станислава сомневалась, ведь возлюбленный был намного старше нее, но родители девушки благословили этот брак.

Молодожены обосновались в деревянном доме на станции Китой. Своего первого ребенка, дочку, супруги назвали в честь отца и в честь одного из самых почитаемых в Польше святых — Франциска. Они мечтали уехать на родину, но не успели: началась Великая Отечественная война. Францишек Зарембинский ушел на фронт и воевал в составе Сибирской дивизии под Москвой, а потом пропал без вести. Станислава вместе с дочкой перебралась жить в Качугский район.

— О своем детстве я помню немного. Когда жили в Китое, самыми яркими воспоминаниями были постоянные наводнения, — рассказывает Францишка. — Половодье было такое, что в магазин за продуктами плавали на лодке, однажды чуть не утонули. В Качугском районе, где я училась в школе, было много поляков. Поэтому, когда я, забывшись, начинала говорить на польском, меня понимали. Воспитание в польских семьях очень строгое — детей учат смирению и уважению к старшим. Помню, каждое утро мы молились, стоя на коленях, и то же самое делали перед сном.

Однажды, уже после войны, она разбирала вещи на чердаке и нашла адрес дяди по отцовской линии Казимира, жившего в Польше. Решила послать ему письмо. Каково же было удивление Францишки, когда она получила ответ не от дяди, а от отца. Оказывается, он был тяжело ранен на фронте, а позже женился на медсестре, которая его выхаживала, и в 1956 году уехал вместе с ней в Польшу. Он пригласил дочь побывать у них в гостях и, если понравится, остаться там жить. Францишка уже была студенткой юридического факультета Иркутского государственного университета. На летних каникулах девушка отправилась в путешествие в Европу.

О той поездке она вспоминает с теплотой. До этого она никогда не выезжала за пределы Иркутской области. И ее приятно удивило отношение поляков к сибирякам.

— К тому времени я почти забыла польский язык. Понимала все, что мне говорят, а вот отвечала с трудом. Для меня было открытием, что слова «я из Сибири» действуют на поляков магически — мне все старались помочь. Например, таксист, с которым я добиралась до деревни, где жил отец, даже не взял с меня денег. Конечно, жизнь в Европе и в Сибири в те годы сильно разнилась. В Польше в отличие от России не было никакого дефицита — полки в магазинах буквально ломились от товаров. Приняли меня гостеприимно, даже жениха подыскали. Все было хорошо, но мое сердце уже тогда принадлежало Сибири. И погостив в Польше два месяца, я вернулась в Иркутск.

Первым делом парашюты 

С будущим мужем Юрием Волковым она познакомилась в университете. У влюбленных были общие интересы — профессия юриста и увлечение парашютным спортом. Смелая девушка покорила его сердце раз и навсегда.

— Я так боялась высоты! Именно для того, чтобы преодолеть этот страх, я и пришла в парашютный спорт. Страх прошел, наверное, после тридцати прыжков. Позже, в составе команды из Иркутской области, участвовала в первенстве России, и наши спортсмены заняли второе место, уступив только команде асов, в которой, к примеру, была летчица — будущая космонавтка Светлана Савицкая. Даже после замужества и рождения детей любимый спорт не оставила. Это случилось позже, в основном из-за спортивных травм и загруженности на работе. Своих дочерей мы назвали польскими именами Янина и Божена. А фамилию дали по отцу русскую — Волковы.

Дети из интернациональной семьи давно уже выросли. Янина имеет два высших образования — инженерное и финансово-юридическое. Сейчас она работает в службе безопасности нефтяной компании. Божена — помощник нотариуса. Кстати, обе переняли любовь родителей к прыжкам с парашютом и входили в состав сборной области по этому виду спорта. Янина выполнила норматив мастера спорта и была чемпионкой Сибири и Дальнего Востока — на ее счету почти две тысячи прыжков. Она принимает участие в показательных выступлениях до сих пор.

У Волковых-Зарембинских четверо внуков и правнук. Все потомки поляков по материнской линии живут в Иркутске и считают себя настоящими сибиряками. Они, как и Францишка, посещали Польшу, но приняли решение жить в России.

Поляки подарили нам лето 

Единственная хранительница польских традиций в этой семье — Францишка Францевна больше тридцати лет проработала следователем в правоохранительных органах и вышла на заслуженный отдых в звании подполковника милиции.

Правда, чисто польских традиций, учитывая, что наша героиня всю жизнь провела в Сибири, в этой семье сохранилось немного, но их чтут и уважают. Иногда Францишка любит удивить родных каким-нибудь национальным блюдом. Одно из ее самых любимых — омлет, который в Польше обычно готовят на завтрак. Рецепт простой: сколько яиц, столько столовых ложек муки смешивается и зажаривается на сковородке. По желанию можно добавить грибы.

Интересная традиция связана с празднованием Рождества Христова.

— У поляков принято в этот день, как только стемнеет, ставить на стол двенадцать блюд, среди которых обязательно должен быть запеченный карп, — говорит моя собеседница. — Мясное полностью исключается — только рыба, овощи, фрукты, грибы. Приборов на стол кладут на один больше, чем будет присутствовать гостей. По поверью в эту ночь в любой дом может зайти Христос, и хозяева должны быть готовы к встрече, — рассказывает Францишка.

А праздник, который в России называется Вербным воскресеньем, у поляков именуют Пальмовым воскресеньем. Но так как в Европе пальмы не растут, то делают букеты из сухоцветов, а поляки, живущие в Сибири, добавляют в эти букеты веточки вербы. На Пасху принято ставить на стол белую пищу, как правило, грибной суп-пюре.

— Мы тоже раскрашиваем яйца, а кулич запекаем в форме кролика или барашка. На следующий день после Пасхи в Польше есть традиция обливать друг друга водой, желая счастья и удачи, — это так называемый мокрый понедельник. И проводы зимы у нас проходят по-своему — мы не сжигаем чучело, а топим Можану и ее мужа — символы зимы. Кстати, в этом году мы в Иркутске проводили таким образом зиму в середине апреля. Заметили, как сразу стало тепло? Поляки даже шутят, что подарили сибирякам лето, — смеется Францишка.

Интересно, что дни рождения поляки не отмечают. Более того, спрашивать дату рождения в Польше считается неприличным. Зато у наших соседей есть день именин, который далек от даты, указанной в паспорте. Узнают об именинах из календарей. Например, у Францишки этот праздник выпадает на 9 марта — День святой Франциски Римской.

Францишка Францевна всегда рассказывает об Иркутске с любовью:

— Наш город очень красивый, и люди здесь удивительные. Сколько здесь живу, не перестаю восхищаться. Это не только мое мнение, но и всех поляков, с которыми я общалась в Иркутске. Известный польский путешественник Яцек Палкевич сказал, что Сибирь — это другая планета, потому что здесь живут открытые, доверчивые, доброжелательные люди. В других местах таких уже нет.

Своему любимому городу она посвящает стихи. Одно из них так и называется «Мой город»:

«Город мой раскинулся холмами, сизой дымкой окутав горизонт,

Обрастает новыми домами, упираясь в синий небосвод.

Ангары прозрачное свечение величавость жизни придает.

Я люблю твою неповторимость, изумруд холодных, светлых вод.

В город свой я навсегда влюбилась и в народ, который в нем живет».

Несмотря на все трудности, которые пришлось пережить ее семье, Францишка Францевна не жалеет, что когда-то сделала свой выбор в пользу Сибири: «Я не смогла бы жить в Польше. Безусловно, я горжусь польскими корнями, но душой прикипела к России, к Сибири».

Фото Валентина Карпова