Новости Иркутска

Домашняя аптечка сегодня включает в себя массу препаратов — от широко разрекламированных иммуностимуляторов до сильнодействующих антибиотиков. Вот только как ими пользоваться, знают далеко не все. Врачи все чаще сетуют: люди принимают лекарства бездумно, на свой страх и риск, да еще и с нарушением инструкции. Чем опасны иммуномодуляторы, почему нельзя нарушать длительность курса антибиотиков и сколько противовирусных препаратов насчитывается в мире? За ответом на эти вопросы мы обратились к компетентным специалистам.

Простуда проходит через неделю — если ее лечить, и через семь дней — если этого не делать, гласит известная шутка. Как ни странно, врачи с этим единодушно согласны:

— Противовирусными препаратами нужно лечить только грипп, а ОРВИ иммунитет здорового человека способен побороть самостоятельно. Пациенту просто нужно дать покой, тепло, обильное питье и ограничить контакты с окружающими, — считает Любовь Бессонова, заместитель главного врача по медицинской части ОГБУЗ «Клинический госпиталь ветеранов воин», ассистент кафедры клинической фармакологии ИГМАПО.

— Для вирусных инфекций специфических лекарственных препаратов не разрабатывается, их лечат симптоматически, — подтверждает Наталья Павлова, врач-кардиолог и ревматолог, заведующая отделением педиатрии городской Ивано-Матренинской детской клинической больницы. — А вот в случае с гриппом действительно требуется более серьезное вмешательство. Причем опасность представляет не всякий грипп, а только типа А, который чреват серьезными осложнениями и даже летальным исходом.

Препараты, убивающие вирус гриппа, можно пересчитать по пальцам — специалисты насчитывают от двух до пяти лекарств на всем мировом фармацевтическом рынке.

— Противогриппозных препаратов всего пять — это «Римантадин», «Тамифлю», «Реленза», «Ингавирин» и «Арбидол». Два последних порой обвиняют в неэффективности, но я считаю эту критику необоснованной. «Ингавирин» — уникальная разработка российских вирусологов, это огромные масштабные исследования. Он был внедрен накануне пандемии 2009 года, и именно благодаря ему в отсутствие дорогих зарубежных препаратов мы пережили свиной грипп с малыми потерями. В 1987 году был синтезирован «Арбидол», но к нему уже сформировалась определенная устойчивость, ведь вирусы изменчивы, а таблетка остается все та же, — считает Любовь Орестовна. — Все перечисленные препараты напрямую действуют на вирусную частицу (вирион), а остальные лекарства, на упаковке которых значится «противовирусные», на самом деле таковыми не являются. Они просто стимулируют выработку собственных интерферонов (особых веществ, выделяемых иммунными клетками для борьбы с вирусами) и других компонентов иммунитета.

Заведующая педиатрическим отделением Наталья Павлова и вовсе сокращает список противогриппозных препаратов до двух — осельтамивир («Тамифлю») и занамивир («Реленза»).

— Раньше с гриппом типа А мог направленно бороться российский «Римантадин», но из-за частого и необоснованного применения у вируса выработалась устойчивость к нему, — объясняет Наталья Марковна. — «Арбидол» и «Ингавирин» я бы вообще отнесла к иммуномодуляторам.

Чем же отличаются противовирусные препараты от иммуномодуляторов? Первые действуют точечно на вирион и разрушают его. Вторые просто мобилизуют иммунитет больного.

— Иммуномодуляторы — это препараты, корректирующие иммунные «поломки». Для здоровых людей они практически бесполезны, — продолжает Любовь Бессонова. — Но когда иммунитет слабый, приходится прибегать к помощи таких препаратов, которые активируют собственные защитные силы.

Есть и другое мнение: иммуномодуляторы не только не полезны, но даже опасны. На вопрос, было ли в практике такое, чтобы эти препараты помогали ребенку быстрее или легче переносить болезни, Наталья Павлова отрицательно качает головой.

— Иммуномодуляторы стали широко применяться у нас последние лет 10—15. И все это время с каждым годом у нас только увеличивается количество случаев госпитализации детей с тяжелыми осложнениями вирусных инфекций. Если проанализировать амбулаторные карты, станет ясно: дети, которые круглогодично получают иммуностимулирующие препараты для профилактики, болеют ничуть не реже и не легче, зато чаще лечатся в стационаре. Иммуностимуляторы раскачивают воспалительную реакцию, но не дают организму ее завершить — ребенок температурит не 2—3 дня, а неделю, и у него проявляется ярко выраженная интоксикация.

В итоге все может обернуться серьезным диагнозом: иммуномодуляторы могут спровоцировать любые воспалительные заболевания (например, поствирусный или ревматоидный артрит), аллергическую реакцию, сахарный диабет I типа, развитие аутоиммунных и онкологических заболеваний.

— Подобные препараты сбивают иммунную систему, она находится в постоянной гиперактивации и, в конце концов, может «перепутать» свои клетки с чужеродными. Есть некоторые исследования, косвенно подтверждающие эту информацию. Препараты интерферонов были разработаны для лечения тяжелых вирусных гепатитов, и основными побочными эффектами явились тяжелая лихорадка, артриты, аутоиммунное поражение щитовидной железы. Все это было зафиксировано и привело к тому, что во многих странах эти препараты были вытеснены более современными, воздействующими непосредственно на патогенный вирус, — рассказывает Наталья Марковна. — Если у кого-то в семье есть заболевания, связанные с нарушением иммунных реакций (например, псориаз, ревматоидный артрит, воспалительные заболевания кишечника, бронхиальная астма, поражение почек), таким детям иммуномодуляторы противопоказаны. У нас даже есть такая поговорка: «Частота назначения иммуностимуляторов обратно пропорциональна квалификации врача».

По некоторым данным, за рубежом иммуномодуляторы вообще отсутствуют как класс. Но Любовь Бессонова считает эту информацию недостоверной:

— Неправда, они там есть, просто к ним более разумное и избирательное отношение, — подчеркивает она. — Проблема в том, что россияне, получив огромный спектр лекарств, начали их бездумно принимать.

Необоснованность и неправильность приема препаратов, в частности, антибиотиков, — один из главных изъянов современной медицины. Это постепенно приводит к тому, что лекарства теряют свою эффективность и превращаются в пустышки.

— Бактерии научились «увиливать» от действия антибиотиков, и в этом повинны мы сами. Когда пациенты начинают принимать антибиотики не вовремя и не по делу, то приучают к ним нормальную флору, в итоге бактерии перестраиваются, меняют структуру, вырабатывают устойчивость к препарату, — объясняет Любовь Бессонова. — То же самое происходит, когда пациент самостоятельно сокращает курс антибиотиков, как только исчезли симптомы болезни.

В результате микрофлора становится нечувствительной к антибиотику, этот препарат больше никогда не сработает и не поможет. И потому в следующий раз придется применять более агрессивный, активный препарат с широким спектром действия. Бывает и обратная ситуация: пропив курс антибиотиков и не почувствовав результата, пациент покупает вторую пачку и продолжает принимать лекарство. Это чревато развитием побочных эффектов и токсическим поражением органов.

— Побочные эффекты антибиотиков хорошо изучены и описаны. Существуют потенциально нефротоксичные (приводящие к поражению почек), гепатотоксичные (вызывающие поражение печени) антибиотики, но в этих ситуациях четко прописана схема приема и обозначены противопоказания. Стандартный курс антибактериальной терапии длится 7—10 дней и не может привести к тяжелым, необратимым последствиям, — уверена Наталья Павлова.

Нередко вместе с антибиотиком пациенту выписывают целый список сопутствующих препаратов, призванных защитить организм от побочных эффектов.

— По современным протоколам этого не требуется. Лечение того же самого дисбактериоза должно начинаться только при наличии симптомов, иначе пить еще один препарат в целях профилактики не нужно, — считает Наталья Марковна.

— Назначать сопроводительную терапию стоит только в том случае, когда у организма есть какой-то «дефект» и этот уязвимый орган нужно защитить, — уточняет фармаколог. — Если фармацевт в дополнение к антибиотику советует взять какой-то препарат, не стоит его слушать безоговорочно, ведь он не может знать и оценить особенности каждого больного. Покупать и принимать любые лекарства следует только по предписанию врача и строго соблюдая инструкцию. Только тогда можно надеяться на успех, обеспечив эффективность и безопасность лекарственной терапии.