Новости Иркутска
Внимание! Электронная почта для публикации объявлений в газете "Иркутск"
reklama@mauirk.ru
т. 730-307

Одним из самых загадочных и суровых мест на Земле считается Антарктида — ледяной материк, находящийся на Южном полюсе. Иркутянину Артему Ишину повезло там побывать – он был участником сезонной Российской Антарктической экспедиции.

Артем является научным сотрудником отдела физики околоземного космического пространства Института солнечно-земной физики СО РАН, а также доцентом Института высоких технологий ИРНИТУ.

— Будучи еще аспирантом, я поехал с докладом в ИЗМИРАН — Институт земного магнетизма, ионосферы и распространения радиоволн имени Н.В.Пушкова РАН (г. Троицк), — рассказывает Артем. — Готовился к защите кандидатской диссертации и хотел, чтобы институт выступил ведущей организацией. И вот сотрудники ИЗМИРАНа предложили поучаствовать в экспедиции в Антарктиду — у них уже был такой опыт.

Отправиться в Антарктиду могут не все: выпасть из привычного ритма жизни на полгода не каждому удается, да и требования к направляющимся туда — как к космонавтам.

— Есть перечень заболеваний, с которыми в такую экспедицию нельзя, — говорит Артем. — Например, повышенное давление. Нужно пройти тщательный медосмотр, поставить необходимые прививки и, кстати, вылечить все зубы. Конечно, там есть врачи, но все-таки на изолированной территории нет специального оборудования и широкого выбора специалистов, как в обычной жизни. Если заболел зуб, его можно только вырвать. Говорят, что раньше перед отправлением в царство льдов некоторым даже удаляли аппендикс в целях профилактики.

После медосмотра участники экспедиции прошли обучение в береговом учебно-тренажерном центре. Так как до Антарктиды добираются на научно-экспедиционном судне «Академик Федоров», ученым следовало обучиться определенным навыкам, чтобы в случае какой-то пробоины все участники могли заделать дыру. Также учились оказывать первую помощь, тушить пожары.

— Территория изолированная, в случае аварии туда не доставишь помощь, — объясняет Артем. — Поэтому мы должны были уметь все. Российские ученые отправляются в экспедицию по такому маршруту: из Петербурга в Кейптаун, а дальше на судне в Антарктиду. На корабле новичков поначалу мучает морская болезнь, потом легче. Впечатляют айсберги! Путешественники пытаются их сфотографировать, восторгаются, а старожилы судна на это смотрят с усмешкой. Уже через три дня этих айсбергов становится много, они плотно идут вокруг судна и не кажутся чем-то особенным, так же как тюлени и пингвины. Помню, за нашим судном долго следовал альбатрос. Он питается рыбой, которую винт судна может выбросить наверх.

Чем Антарктида манит путешественников? Прежде всего, романтикой неизведанных мест. А ученых, полярников притягивает возможность изучать загадочную область нашей планеты, скрывающую много тайн.

— Это благодатный континент, там можно вести научные наблюдения за погодой, атмосферой, состоянием озонового слоя — за тем, что нигде в другом месте исследовать нельзя, — говорит Артем Ишин. — Тот же лед содержит внутри себя летопись нашего климата за несколько сотен лет: количество углекислого газа, кислорода, космической пыли. Ученым эти данные помогают прогнозировать и объяснять климатические явления.

Артем в экспедиции наблюдал за приемниками GPS-ГЛОНАСС в суровых условиях Антарктиды. Его задачей было обеспечить их бесперебойную работу, а в случае неполадок починить. Лютые холода, кстати, распространяются не на всей территории этого материка.

— Как и в любой экспедиции, нам выдали спецодежду, теплые комбинезоны, шарфы, шерстяные носки, свитера, обувь, шапки. Вообще, Антарктида делится по климатическим условиям на несколько зон, — рассказывает ученый. — В основном материк покрыт куполом льда толщиной порядка двух-трех километров. Летом (с декабря по март) бывает «тепло» — -20—30 градусов, а зимой -60—70. Именно там была зафиксирована самая низкая (рекордная) температура на Земле -89 градусов. Но также на континенте есть оазисы, где снега нет. Летом здесь тепло, как у нас весной, но нет растений, деревьев, только мхи.

Если оазис находится в береговой зоне, то на этом месте можно построить станцию. Там безопаснее, чем на льду, ведь он постоянно двигается, трескается, и конструкция может провалиться. Станция «Лазарев», посвященная первооткрывателю Михаилу Лазареву, была построена на льду — провалилась прямо в океан. Теперь в нескольких километрах от берега работает «Новолазаревская» — на оазисе, где грунт. Еще есть российская полярная станция, названная в честь второго открывателя Антарктиды — Беллинсгаузена. Говорят, климат там похож на питерский: ветер, дождь, туман.

На белом континенте около 40 зимовочных станций. Российских пять: «Мирный», «Беллинсгаузен», «Прогресс», «Новолазаревская» — береговые; «Восток» — внутриконтинентальная. Много специалистов (гидрологов, биологов, метеорологов) приезжают сюда летом, исследуют озера, бактерии. В бригадах есть и американские, китайские, немецкие ученые. Согласно международному договору, материк не принадлежит ни одной из стран, пользование здешней природой направлено на благо всего человечества. Там запрещены атомные станции, разведка и добыча полезных ископаемых, размещение оружия.

Артем был оформлен в сезонную экспедицию, а некоторые ученые остаются на зимовку и наблюдают полярную ночь.

— В марте-апреле судно уходит из Антарктиды, потому что материк обрастает льдом и подойти к нему невозможно, — рассказывает Артем. — А люди остаются на долгое время в изоляции, не видят солнца: оно как закатилось в апреле, так до октября и темно. Население одной станции зимой может составлять 15—20 человек. Топливо, запасы еды завозят заранее. Там есть хлебопекарные цеха, столовые. Кстати, питаются полярники почти так же, как и в обычных условиях: котлеты, голубцы, борщ. Есть, правда, проблемы со свежими овощами и фруктами, их завозят в консервированном и замороженном видах. Условия вполне комфортные — есть бани, телефоны, Интернет. На станции «Беллинсгаузен» даже церковь деревянная стоит. Ее специально срубили из кедра и лиственницы в Новосибирске: разобрали, привезли туда, собрали. В ней служит священник, который в обычное время имеет рабочую профессию. Однажды провел венчание: полярник договорился, чтобы его невеста приехала — поженились в таком вот необычном месте.

И праздники в экспедиции отмечают. Например, Новый год иркутянин праздновал на судне — был полярный день и в полночь светило солнце. Нарядили елку, даже Дед Мороз присутствовал, организовали застолье: повара постарались. Ученых поздравляли официальные лица, приезжал министр экологического развития.

Бывали и трагические случаи — несколько десятков человек в Антарктиде погибли.

— Кто-то из полярников проваливается в трещины из-за собственной неосмотрительности, у кого-то выявляются скрытые заболевания, которые обостряются в жестких условиях этого края. Чаще всего тела умерших отправляют на родину. Но есть и кладбище для полярников — на острове Буромского, в трех километрах от станции «Мирный». Он представляет собой скалистый выступ, куда приковывают саркофаги. Это место заставляет задуматься, что нужно неукоснительно соблюдать технику безопасности, ведь эти правила написаны кровью.

Антарктида считается мужским континентом, сейчас на станции на зимовку женщины не допускаются, чтобы избежать конфликтных ситуаций. В 1990—1991 годах на немецкой станции «Георг фон Майер» впервые оставили зимовать исключительно женский коллектив. Дамы не справились с техническим обеспечением, и уже через полгода немецкое руководство направило в Антарктику специалистов-мужчин для ремонта объектов станции, а женщин эвакуировали на большую землю. Часто женщины-ученые приезжают в сезонные экспедиции, но ненадолго.

Соседи ученых в Антарктиде — это пингвины. Маленькие — Адели — по колено человеку.

— Они такие любопытные: из-за того что у них нет естественных врагов на суше, они совсем не боятся людей, — рассказывает Артем. — Если человек копает яму какую-нибудь, пингвин обязательно подойдет и заглянет в нее. Можно даже осторожно погладить его, пообщаться. И хотя на берегу эти птицы выглядят неуклюже, под водой они грациозны, быстро плавают, охотятся за рыбой. Большие пингвины, императорские, выше метра. Постоянно между ними какие-то стычки, разборки, они возмущаются, крыльями машут — территорию делят или самок. Полярной ночью остаются там зимовать. Сбиваются в большую стаю и греют друг друга. Меняются — те, кто снаружи, идут внутрь.

Бывалые полярники говорят, что в Антарктиду человек ездит либо один раз, либо постоянно. Если в первый раз не понравилось, туда больше не отправишься. А если пришлось по вкусу, то тянет обратно.

— Меня тянет туда, — признается Артем. — Антарктида мне часто снится.

Фото из архива героя