Новости Иркутска
Внимание! Электронная почта для публикации объявлений в газете "Иркутск"
reklama@mauirk.ru
т. 730-307

Пронзительными историями о погибающей от чахотки Пат в «Трех товарищах» и угасающей Лилиан из «Жизни взаймы» зачитывался весь свет. На страницах Ремарка этот страшный недуг выглядел благородно и трогательно, однако сегодня слово «туберкулез» вызывает далеко не романтические эмоции. Между тем палочки Коха «дремлют» почти в каждом организме. Что повлияло на распространение туберкулеза в Приангарье, какие факторы считаются пусковым механизмом и почему главный враг больных — недисциплинированность? Об этом и многом другом газете «Иркутск» рассказал главный врач Иркутской областной клинической туберкулезной больницы Михаил Кощеев.

Еще лет 40—50 назад распространенность туберкулеза в Иркутской области не вызывала паники — насчитывалось 46—50 больных на 100 тысяч населения. Но в период распада СССР в регионе началось угрожающее нарастание инфекции, и к 2007—2008 годам заболеваемость поднялась до критической отметки в 140 человек.

— Исторически так сложилось, что в Сибири и на Дальнем Востоке ситуация с туберкулезом всегда была тяжелее, чем в центральной России. Некоторые считают, что причина — в концентрации исправительных учреждений на территории региона. Но ни тюрьмы, ни миграционные потоки сегодня определяющую роль в заболеваемости туберкулезом не играют, — подчеркивает Михаил Ефимович. — Мы имеем дело с накопленным резервуаром, который начал активно увеличиваться с 90-х годов. Сказалась безработица, скудное питание, нехватка медикаментов, упадок культуры и образования. Драма была в том, что туберкулез поначалу не заметили, ведь он вспыхнул не как грипп, а нарастал медленно, исподволь. И к 2008—2010 годам мы получили чуть ли не эпидемический коллапс, пришлось принимать экстренные меры и начинать борьбу.

В последние пять лет туберкулез пошел на спад, а в прошлом году показатель даже опустился ниже сотни: заболеваемость в регионе снизилась с 108,4 до 96,5 случаев (на 100 тыс. населения), а в Иркутске — с 98,2 до 82,5. Еще одним подтверждением положительной динамики является детская статистика — здесь заболеваемость за 2017 год упала на 28%. Дети — это первый индикатор общей заболеваемости, ведь заражаются они, как правило, от своих родителей.

Туберкулез недаром называют социальной болезнью: очаги инфекции находятся в неблагоустроенных районах, где низкая доступность медицинской помощи и не развита культурная инфраструктура. Среди заболевших — 63% безработных.

— Мы провели мониторинг поликлинических участков и вот что выяснили: самая неблагоприятная ситуация сложилась в предместьях Марата и Радищева — там показатель заболеваемости составляет 207 (это в 2,5 раза больше, чем по Иркутску в целом). Затем идут Иркутск II (135), Первомайский (131), Ново-Ленино (125), Юбилейный (123), Синюшина Гора (103,3). А вот в Академгородке на 100 тысяч населения лишь 48—50 случаев туберкулеза, в центре Иркутска — 30, — рассказывает Михаил Кощеев. — Эти цифры говорят об одном — туберкулез зависит от качества жилищных условий, коммунальной благоустроенности, уровня образования и медицины в районе. Пока борьбой с этой болезнью наряду с медиками не займутся власти, общественные организации, промышленные предприятия и образовательные учреждения, мы не победим туберкулез.

Уровень жизни с 90-х годов, безусловно, поднялся, но беда подкралась с другой стороны — ВИЧ. Эти два заболевания называют гремучей смесью: наличие вируса иммунодефицита человека в 20—30 раз повышает риск развития активной формы туберкулеза. В Иркутске среди больных туберкулезом сочетание с ВИЧ-инфекцией имеют более 53%, в области — 29%, в России — 18%.

— Сейчас мы обращаем особое внимание на социально дезадаптированные слои населения — это те, кто не имеет жилья и работы, плохо питается, не прикреплен к поликлинике и не проходит медосмотр. Эти люди являются основным поставщиком заболеваемости. При отсутствии лечения они способны заразить от 15 до 40 человек в год, — продолжает Михаил Кощеев. — Поэтому врачам придется работать с милицией и органами опеки, чтобы остановить распространение туберкулеза среди маргинального населения.

— Почему работники туберкулезных больниц и диспансеров не заражаются при контакте с больными?

— Во-первых, они проходят профилактическое лечение противотуберкулезными препаратами, получают лечебное питание и витамины, используют маски, а в некоторых случаях даже респираторы. Во-вторых, если человек полностью здоров (а мы принимаем на работу только таких), его иммунитет подавляет действие палочек Коха. Между прочим, бактерия туберкулеза присутствует в организме 90% россиян, но не проявляет себя. Пусковым механизмом может стать ослабление иммунитета, присоединение других инфекций или заболеваний (например, сахарного диабета, язвенной болезни), токсическое воздействие, стресс, плохое питание. Так что мы все в зоне риска. К туберкулезу нужно относиться с настороженностью и в то же время пониманием, ведь это не фатальное заболевание, от него можно защититься и вылечиться.

— Как часто нужно проверяться, чтобы не пропустить развитие болезни?

— В нашем регионе осмотр показан раз в год. Для маленьких детей это туберкулиновые пробы (реакция Манту или диаскинтест), для детей старше 15 лет и взрослых — флюорография. В целом ситуация с осмотрами у нас неплохая: охвачено от 75 до 82% иркутян (при российском нормативе 73%). Но все же находятся люди, пренебрегающие своим здоровьем, или те, кто не привык ходить в поликлинику ради профилактики. Нужно понимать, что раннее выявление туберкулеза — это залог быстрого и полного излечения. Кстати, сегодня 25% заболевших — это те, кто просто вовремя не прошли медосмотр.

— Правда ли, что первым признаком туберкулеза может стать обычная усталость?

— На начальной стадии туберкулез вообще может формироваться бессимптомно. Но если появилась усталость, ночной пот, потеря веса, раздражительность — надо идти к врачу. Кстати, кашель не является обязательным симптомом, ведь бактерии туберкулеза могут поражать не только легкие, но и глаза, желудок, лимфоузлы, позвоночник, почки, мочеполовую систему. Если никаких подозрительных симптомов нет, то достаточно проверяться раз в год.

— В России сейчас набирает обороты лекарственная устойчивость туберкулеза. Что это такое и как она развивается?

— Это форма туберкулеза, вызываемая бактерией, не реагирующей по меньшей мере на изониазид и рифампицин — два самых мощных противотуберкулезных препарата. С одной стороны, это продукт 90-х годов, когда в стране недоставало медикаментов и приходилось лечить разными схемами. С другой стороны, это результат недисциплинированности пациента. Сегодня принимает препарат, завтра бросил, а потом и вовсе заменил другим. В результате микробактерия становится устойчивой к лекарствам. Ситуация осложняется тем, что в Сибири и на Дальнем Востоке превалирует так называемый пекинский штамм: он агрессивен, быстро видоизменяется, отличается лекарственной устойчивостью и живуч во внешней среде. Туберкулез с множественной лекарственной устойчивостью лечится, просто на это требуется больше времени, средств и особые условия.

— Пролечившись один раз от туберкулеза, пациент получает иммунитет?

— Нет, он остается в зоне риска. К сожалению, у нас не предусмотрено санаторного лечения, поэтому риск рецидива возрастает. Такое случается, если человек не долечился или нарушал режим (например, принимал алкоголь во время терапии).

— Существует ли альтернативное лечение?

— Прямо возле нашей больницы на столбах висят объявления «Сушеная медведка — стопроцентное излечение от туберкулеза». А еще советуют принимать барсучье сало и медвежий жир. Но вы же понимаете, что все это ерунда, средневековые представления. К счастью, люди у нас образованные и не попадаются на эти уловки.

Сегодня в Иркутской области насчитывается 1664 места в туберкулезных больницах — этого мало, не хватает еще более тысячи. Сейчас обсуждается строительство нового противотуберкулезного стационара на Синюшиной Горе — такого, который отвечал бы современным требованиям и позволял пациентам комфортно проходить полугодовое лечение.

 

СПРАВКА

Туберкулез — инфекционное заболевание, возбудителем которого является бактерия Mycobacterium tuberculosis, чаще всего поражающая легкие. Туберкулез распространяется воздушно-капельным путем — при разговоре, кашле, чихании больные выделяют микробы, для заражения человеку достаточно вдохнуть лишь несколько таких бацилл.

Устаревшее название туберкулеза легких — чахотка. Туберкулез почек, печени, селезенки, а также желез (например, слюнных) раньше называли «бугорчаткой». Под золотухой понимали наружный туберкулез (кожи, слизистых, лимфоузлов).

24 марта отмечается Всемирный день борьбы с туберкулезом.

ЦИФРЫ

Туберкулез является одной из 10 главных причин смерти в мире

10,4 миллиона человек заболели туберкулезом в 2016 году

Каждую секунду на планете один человек инфицируется туберкулезом, каждые 4 секунды один человек заболевает им и каждые 10 секунд умирает от него

67% заболевших туберкулезом — мужчины

53 миллиона жизней удалось спасти с 2000 по 2016 год благодаря диагностике и лечению туберкулеза

15—40 человек может заразить за год больной туберкулезом, не получающий соответствующего лечения

480 000 новых случаев туберкулеза с множественной лекарственной устойчивостью выявлено в 2015 году