Новости Иркутска

26 марта в Иркутск прибыли участники автопробега «Тотальное путешествие». Автоколонна следует из предыдущей столицы Тотального диктанта в новую — из Новосибирска во Владивосток. В каждом из городов лингвисты проводят открытые лекции, в Иркутске с рассказом о реформах русского правописания выступил главный редактор портала «Грамота.ру» Владимир Пахомов. В эксклюзивном интервью газете «Иркутск» он рассказал, как относится к ошибкам окружающих и по каким словам узнает сибиряков.

— Владимир Маркович, почувствовали по языку, что оказались в Иркутске?

— Поскольку я не диалектолог и не фонетист, отмечаю только самые яркие проявления. Для москвичей до сих пор диковиной остается сибирское слово «мультифора» — это козырный туз, который можно выбрасывать в разных аудиториях, вызывая удивление столичных жителей. Для меня же Сибирь перестала быть далекой и непонятной: благодаря Тотальному диктанту я уже второй раз в Иркутске, шестой раз в Новосибирске, бывал на Байкале, Алтае, во Владивостоке.

— По-вашему, в чем феномен Тотального диктанта? Это не первая образовательная акция, но по популярности ей нет равных.

— Интерес к русскому языку и правописанию сейчас колоссальный. Был короткий период, когда модно было кичиться неграмотностью, но он быстро прошел и сменился подъемом грамотности. Последний раз такой взлет наблюдался в 60-е годы, когда в огромном количестве выходили научно-популярные книги о языке: «Слово о словах» Льва Успенского, «Живой как жизнь» Корнея Чуковского, «Правильно ли мы говорим?» Бориса Тимофеева. Второй пик популярности пришелся на 2010-е годы. И Тотальный диктант удачно поймал эту волну. Участие в Тотальном диктанте — это вызов себе. Текст-то ведь сложный: не школьный и адаптированный, а живой авторский. Людям интересно испытать свои силы, вспомнить школьные правила, походить на курсы подготовки, а молодых людей привлекает участие знаменитостей, которые диктуют текст. Сам формат массовой, добровольной проверки стал популярным, следом появились географический, этнографический, исторический диктанты.

— А сами вы хоть раз писали Тотальный диктант?

— Настоящий никогда не писал, только диктовал, но все же проверку грамотности в рамках акции мне пройти удалось. Весной 2015 года я впервые приехал на конференцию Тотального диктанта, и нам предложили текст, победивший в конкурсе «Как я писал Тотальный диктант». Я получил за него четверку, потому что не там поставил две запятые.

— Вы говорите, что в последнее время повысился интерес к русскому языку. А уровень грамотности тоже возрос?

— Почему-то бытует мнение, что раньше все были грамотные, а сейчас стали безграмотные, но это не совсем верно. Приведу пример: в 1964 году были опубликованы исследования, которые показали — треть пятиклассников Москвы допустили ошибку в написании слов «произрастать», «предполагал». В Московской области каждый второй ученик неправильно написал «не закончено», 40% школьников не справились со словами «крашеный», «сделанный», почти половина учащихся ошиблись в словах «торфяной, песчаный, ледяной». Так что проблемы с грамотностью были всегда, они есть и сейчас.

— Как вы относитесь к речевым ошибкам? Делаете замечания друзьям и окружающим?

— Мне часто говорят: «Ой, я так боюсь с вами говорить, вдруг ударение не там поставлю или грамматическую ошибку допущу». Ну и что в этом такого? Все мы люди, язык у нас живой и довольно сложный, невозможно знать всего. Я стараюсь исправлять ошибки, когда человек выступает публично и этот промах может его скомпрометировать. Исправляю тех, кто осваивает язык, — иностранцев, школьников, студентов. Если уж исправлять взрослых, то максимально деликатно — например, самому произнести слово с правильным ударением. Категорически не приветствую тех, кто называет себя «граммар-наци» и видят цель в том, чтобы высмеивать и порицать ошибки. Лучше следить за своей речью, а не чужой.

— Когда вы общаетесь в соцсетях или отправляете эсэмэску, соблюдаете все правила русского языка?

— Нет. Я переключаюсь на письменную разговорную речь, могу начать предложение с маленькой буквы, не поставить знаки препинания. Если человек грамотный, то такие послабления не отразятся на его уровне образованности. А вот детям нужно объяснять сферы функционирования языка: в одном случае допустимо использовать «прив», «сорян», в других ситуациях это будет неуместно.

— В 2009 году был введен ряд спорных изменений, например, у «кофе» появился средний род, а у «договора» — два допустимых ударения. А есть слова, которые вы предпочитаете произносить по старинке, а не по новой норме?

— Я стараюсь говорить и писать так, как велено. Раньше запрещалась родительная форма «носок», но сейчас этот вариант стал допустимым. Где-нибудь на радио я произнесу «носков», но в непринужденной речи буду говорить «носок», мне так удобнее. А вот, например, при склонении названий на «–ово/ево» даже в неофициальной ситуации я всегда следую строгой литературной норме и говорю «в Кемерове».

— К вам на портал «Грамота.ру» поступает много вопросов о правописании новых слов, еще не закрепленных в словарях, например «хештег» или «тачпад». Кто решает, как их писать?

— Обсуждением спорных вопросов и кодификацией новых слов занимается Орфографическая комиссия Российской академии наук. Мы собираемся примерно раз в полгода, разбираем новые слова и типы слов, договариваемся об их написании, фиксируем для себя норму. Когда придет время обновлять словари, мы сможем дать четкую рекомендацию.

Фото из архива героя