Новости Иркутска

В начале нулевых сериалы про следователей были на пике популярности. Мужчины восторгались яркими образами смелых героинь популярных сериалов «Каменская» и «Тайны следствия», а женщины хотели быть на них похожими. Возможно, под влиянием отечественного кинематографа многие представительницы прекрасного пола и захотели носить погоны. Чем жизнь и работа следователя отличается от киношной роли и как при напряженном графике оставаться хорошей женой и мамой, нам рассказала старший следователь СО-2 СУ МВД России Иркутское, майор юстиции Яна Тимофеева.

Работать в полиции Яна Валерьевна мечтала со школы. Поступила на юридический факультет одного из иркутских вузов, после окончания начала искать работу — отправилась по отделам полиции. Признается, что о специализации даже не думала, просто было огромное желание трудиться.

«Снимай розовые очки!» 

— В один прекрасный день (как сейчас помню, тогда шел дождь) я пришла сюда, — рассказывает Яна. — Обратилась к дежурному: «Мне нужен начальник». Он спрашивает: «Какой?». Отвечаю: «Любой». — «Подойдет следственный отдел?» Говорю: «Подойдет!». Так я и попала в этот отдел.

Яна прошла собеседование и военно-врачебную комиссию. Потом девушку отправили в учебный центр специальной подготовки, так как она оканчивала не ВСИ МВД, а пришла в следователи с гражданской специальностью.

— Там мы углубленно изучили уголовное право, криминалистику. Занимались самбо, выполняли комплексы силовых упражнений, — вспоминает Яна. — Также овладели искусством огневой подготовки. Когда мне впервые выдали пистолет, было страшно и волнительно, но в тот момент я испытала гордость! Осознала свою значимость, что ли.

Следователь признается, что любила смотреть сериалы «Каменская», «Опера», «Улицы разбитых фонарей». Но когда стала работать, начальник предупредил: «Снимай розовые очки, на самом деле все не так». Начались трудовые будни. Но девушку сложности не пугали, желание работать было огромным.

Сначала новоиспеченные следователи проходили стажировку у опытных сотрудников, были на подхвате, помогали. Потом отправились в самостоятельное плавание — Яна помнит свои первые дела, даже фамилии фигурантов.

— Самое первое мое дело — ограбление школьника, — вспоминает наша героиня. — Второе было уже посерьезнее — разбой. Я сразу поняла, что раскачиваться нет времени. Есть жесткие сроки, которых мы должны придерживаться, выполнять требования законодательства.

Тяжкие преступления (убийства, изнасилования) — это сфера деятельности Следственного комитета. В полиции же занимаются расследованием грабежей, разбоев, квартирных и уличных краж. Хотя и здесь тяжелых случаев хватает.

Не всякий мужчина выдержит 

— Наши дела трудны не по физическим или процессуальным показателям, — говорит следователь. — Сложно бывает из-за эмоциональной составляющей. Как-то произошла серия карманных краж. Это дело пришлось долго распутывать. Было несколько подозреваемых, они меняли показания, перекидывали вину друг на друга. Преступники, что называется, были «профессионалами» в своей сфере — знали, как себя вести, что говорить. Но в итоге дело было направлено в суд, виновные получили реальные сроки.

Еще несколько лет назад она расследовала разбой в отношении мужчины. Его избили сильно, врачи даже опасались, что может остаться инвалидом… Выяснилось, что напали на пострадавшего его знакомые. Потерпевший на очной ставке очень переживал, нервничал, не мог понять, как его знакомый мог так обойтись с ним? Говорил: «Я же тебе столько помогал в жизни, подсказывал, мы работали рядом!». А мотивы у виновного были корыстные — напал, чтобы ограбить.

Когда совершается преступление, следователь в составе оперативной группы, в которую входят оперуполномоченный, эксперт, участковый и при необходимости кто-то из руководства, выезжает на место происшествия. Работают следователи и в участке, принимая заявки и общаясь с посетителями. Так что заняты они практически целые сутки, даже ночью. И постоянно находятся на связи с дежурной частью.

— Работа обычно начинается с оперативно-разыскных мероприятий, разрабатываем разные версии, даем поручения оперуполномоченному, участковому, проводим следственные действия, — говорит Яна. — Навыки борьбы, равно как и пистолет, мне пока, к счастью, на практике не пригодились. Хоть мы и в погонах, но все же женщины. И в группе всегда есть мужчины, которые нас защитят. Мы и сами, конечно, стараемся не подвергать жизнь опасности.

— В нашем отделе работаю с 2007 года, за это время приходили два парня, но быстро ушли, — рассказывает Яна. — Потому что помимо общения с людьми у нас много бумажной работы — кропотливой, долгой и нудной. Не все мужчины выдерживают такое. По-моему, женщины в следствии более выносливы и эффективны.

Идеи приходят ночью 

Яна Тимофеева — не только майор юстиции, но и жена и мама. Недавно вышла из декретного отпуска — ее дочери Кире три годика.

— В декрете я не скучала, занималась творчеством: вязала крючком, hand made, записывала видеоролики для родных к праздникам, — улыбается моя собеседница. — Когда уходила в декрет, накопилась усталость, а сейчас отдохнула и с новыми силами в бой! Перед выходом на службу переживала: все-таки за это время многое поменялось, что-то забылось. Обновились требования к работе, коллектив, специфика дел. Преступления стали «высокотехнологичными»: в делах все чаще фигурируют банкоматы, банковские карты, переводы, интернет-мошенники.

С мужем она, кстати, познакомилась на работе: Юрий был оперуполномоченным, сейчас ушел в другое место. Из-за специфики труда он постоянно в командировках, видятся супруги редко. Но Яна старается соответствовать званию жены, матери и хозяйки.

— Когда приезжает муж и у меня выпадают выходные, стараюсь приготовить что-то особенное, — рассказывает Яна. — Уверена, где бы ты ни служила, во сколько бы ни возвращалась домой, ты обязана накормить семью. Заниматься только работой, пусть и важной, и любимой, невозможно. Семья — самое главное. И хочется больше времени проводить с родными. Летом мы любим ездить на дачу: баня, шашлыки… Но на природе не только отдыхаем, но и работаем: теплицы, грядки, парники.

Возможно, из-за того что раньше супруги трудились в одной сфере, Юрий с пониманием относится к сложной работе Яны. А служба действительно у нее не только трудная, но и затягивающая: дела порой не выходят из головы даже дома.

— Бывает, посреди ночи какая-то мысль, идея по делу приходит — и уже не до сна, — признается следователь. — Иной раз потерпевшие делятся своими проблемами, их надо выслушать. И вроде бы меньше пропускать через себя нужно, но и абсолютно отстраниться не получается. Следователь и как профессионал должен отнестись к заявителю, и по-человечески его понять. Это нормально, когда ты переживаешь за людей. Часто приходится утешать потерпевших. Тяжело общаться и с родителями преступников. Ну что сказать матери, если ее сын совершил противоправное действие?.. Каким бы он ни был, для нее он в любом случае остается ребенком. Следователи — не секретари, которые просто записывают показания. Мы должны общаться, выяснять, разбираться в деталях, помогать, пропускать все — и боль, и обиду, и злобу — через себя.

Фото Валентина Карпова