Новости Иркутска

Немыслимые по своей жестокости события, которые произошли в январе этого года в российских школах, заставили экспертов снова задуматься о безопасности в образовательных учреждениях. Кровавая резня в пермской школе № 127 произошла 15 января. На урок к четвероклассникам ворвались двое подростков с ножами в руках и стали наносить удары учителю, а затем и ученикам. Прошло всего четыре дня, и трагедия случилась в улан-удэнской школе № 5 — подросток бросил бутылку с зажигательной смесью в кабинет, где занимались семиклассники, а затем стал наносить удары топором учителю и детям…

И все это совершили не какие-нибудь злодеи с улицы, а настоящие или бывшие ученики этих же школ. Получается, существующие меры охраны — электронные пропуска и камеры видеонаблюдения — не обеспечивают безопасность детей в полной мере. Пришло время подумать, что еще нужно предпринять, чтобы сохранить жизнь и здоровье школьников.

Вахтер, охранник, инспектор 

Театр начинается с вешалки, а современная школа — с пропускной системы на входе. По словам начальника департамента образования администрации Иркутска Александра Костина, профилактическая работа в сфере антитеррористической защищенности в муниципальных образовательных учреждениях проводится в течение всего учебного года.

В настоящее время практически во всех школах Иркутска есть кнопки экстренного вызова, пожарная сигнализация, видеонаблюдение, периметральное ограждение территории. Все работает в автоматическом режиме, но без участия человека все же не обойтись — кто-то должен следить за картинкой, которую транслируют камеры и в случае возникновения чрезвычайной ситуации нажимать на тревожные кнопки. Кто будет этим заниматься — вахтер или охранник, решают родители. Должностные обязанности и у того, и у другого одинаковые. Разница лишь в том, что за работу охранника родителям придется заплатить. Суммы, которые нужно отдавать из семейного бюджета ежемесячно, небольшие — от пятидесяти до двухсот рублей, но на эти затраты готовы не все.

В школе № 65, расположенной недалеко от Центрального рынка, опробовали оба варианта и пока остановились на вахтерах.

— Я работаю в этой школе пять лет. Когда пришел сюда, были охранники, но не все родители вовремя сдавали деньги за их услуги, кто-то вообще не платил. И в итоге перед охранным агентством накопился долг — около ста тысяч рублей. Теперь у нас работают вахтеры, — рассказывает исполняющий обязанности директора школы Владимир Аксенов.

Кстати, именно в этом учреждении произошел забавный случай. Вахтер не пропустила в здание представителей городской администрации, которые приехали к директору по делу, но не захватили с собой удостоверения личности. Никакие уговоры не помогли: правила для всех едины. С честью местные вахтеры выдержали внеплановую проверку и со стороны городского департамента образования. Руководителя этого подразделения мэрии Александра Костина тоже не пропустили за турникет — и школа получила плюс за соблюдение мер безопасности.

Но так четко система охраны действует в том случае, если бескомпромиссный вахтер находится на своем рабочем месте. Когда журналисты газеты «Иркутск» пришли к директору школы, вахтера на месте не было. Она отсутствовала несколько минут, но их с лихвой хватило бы, чтобы преодолеть невысокое ограждение или подлезть под турникет и пройти в любой класс. Правда, директор заверил нас, что такие ситуации бывают крайне редко, и если уж вахтера нет на своем посту, то поблизости всегда находится дежурный администратор, который не пропустит незнакомцев.

В школе № 66, расположенной в Рабочем, детей оберегают и вахтеры, и охранники. В новом здании, где расположен начальный блок, родители решили нанять охранников — за пятьдесят рублей в месяц с семьи. В старом здании, где учатся средние и старшие классы, как и прежде, работают вахтеры и в этом году установлены турникеты.

— Охранники прошли специальную подготовку для работы с детьми, — рассказывает директор школы Вячеслав Федоров. — Они обеспечивают безопасность на входе в школу, наблюдают за обстановкой на территории учреждения — камеры видеонаблюдения расположены в спортивном, актовом залах и на этажах. Как и в других школах, у нас есть тревожные кнопки и система оповещения — мы можем быстро предупредить всех педагогов и учащихся в случае возникновения опасности.

В администрации Иркутска подчеркнули, что исправность всех систем безопасности в школах регулярно проверяется, проводится и модернизация оборудования.

— Все вахтеры и представители охранных агентств, работающие в учебных заведениях, прошли внеочередной инструктаж о действиях в случае чрезвычайных ситуаций, — отметил Александр Костин. — Проведены профилактические беседы с учащимися, их родителями о правилах поведения в экстремальных ситуациях. Правоохранительные органы проводят обследование образовательных учреждений областного центра, по итогам которого будут разработаны новые паспорта безопасности школ.

Но и на этом местные власти решили не останавливаться. По поручению мэра Иркутска Дмитрия Бердникова с нового учебного года в школах, требующих особого внимания, будут введены ставки инспекторов, которые будут вести профилактические беседы с подростками.  Кроме того, правоохранительные органы начнут усиленное патрулирование наиболее сложных территорий рядом с образовательными учреждениями.

— Наша задача — максимально обезопасить учащихся и педагогов, — отметил Дмитрий Бердников. — Для этого в школах необходимо усилить охрану и профилактическую работу.

Копайте глубже

Иркутяне же тем временем сохраняют спокойствие. Например, мама восьмиклассницы из школы № 69 Елена Николаева говорит, что существующие в этом учебном заведении меры безопасности вполне достаточны для того, чтобы не беспокоиться за ребенка:

— У нас работает военизированная охрана. Каждый месяц родители платят по двести рублей. Охранники всегда на месте, и поводов беспокоиться за ребенка пока не возникало. Тем более у нас с дочерью договоренность — когда она приходит из школы домой, обязательно звонит мне и говорит, что все в порядке.

У Екатерины Григоровой дети учатся в начальных классах.

— Меня успокаивает, что в нашей школе начальные классы занимаются в отдельном здании. Я слышала о трагедиях в российских школах, но не примеряла на себя подобную ситуацию. Я считаю, что только с помощью охраны эту проблему не решить. Корень ее гораздо глубже — в воспитании, которое начинается в семье и продолжается в обществе. Почему мы закрываем глаза на хамство, которое творится вокруг, — маты в маршрутках, грубость? Должно быть коллективное неодобрение. Вот тогда такие люди начнут понимать, что такое поведение неприемлемо. С другой стороны, у подростков должны быть альтернативные способы самовыражения: соревнования, зарницы, походы, конкурсы. Вот где ответственность школ и власти. Тогда и агрессии будет меньше, и таких трагедий не случится.

Сами подростки, кстати, тоже не против воспитательных мер.

— Мне не страшно ходить в школу. По-моему, никто из одноклассников не способен совершить преступление против своих друзей и учителей. Но, наверное, для безопасности нужно поставить в школах побольше камер видеонаблюдения. А еще важно проводить для подростков психологические тренинги, и, конечно, родители должны правильно воспитывать своих детей, — считает одиннадцатиклассница школы № 65 Саша Андреева.

Вот только развивать ребенка нужно задолго до того, как он пойдет в школу. Если верить народной мудрости, воспитывать нужно, пока дитя поперек лавки лежит. А в этом возрасте ребенок больше всего нуждается в любви. Психолог фонда «Ювента» Людмила Третьякова восемнадцать лет отработала с трудными подростками в ангарской воспитательной колонии. Она хорошо изучила природу человеческой агрессии, которой сейчас пытаются противостоять в школах и не только.

Агрессия, по словам психолога, — разрушительная эмоция. Но она поверхностна. Под ней, как правило, скрыты страдания: страх, обида, боль. И чем сильнее проявляется разрушительная эмоция, тем выше у человека уровень внутреннего страдания. То есть подростки, которые выплескивают злобу на окружающих, сами по той или иной причине несчастны. В восьмидесяти процентах случаев собака зарыта в нарушении детско-родительских отношений.

К примеру, женщина после развода с мужем запрещает детям любить своего отца, пытаясь показать его с негативной стороны, рассказывает, какой он плохой. Дети, обделенные общением с папой, совершают преступления, оказываются в колонии, чтобы показать свою любовь к отцу, как бы говоря: «Папа, я похож на тебя, я такой же, как ты». Кстати, агрессия, которую подростки проявляют по отношению к своим ровесникам, подсознательно бывает направлена не на них, а на родителей, которые не дали им любви. Это один из способов обратить на себя внимание.

— Всегда обдумывайте, что говорить своему ребенку, какие установки ему давать. Это фундамент его дальнейшей жизни, — советует Людмила Третьякова. — Ко мне на прием часто приходят мамы, которые жалуются на детей: «Он у меня был хороший, а потом попал в дурную компанию». Начинать разбираться в ситуации надо со слова «он». Почему не Вася, не Петя, а именно он, ваш ребенок, попал в эту компанию. Не можете разобраться в отношениях с ребенком самостоятельно, честно скажите ему об этом — о своих мыслях, эмоциях, переживаниях и вместе сходите к психологу, пока не стало слишком поздно.

Кто защитит учителей?

Родители, с которыми мы побеседовали об ответственности за безопасность детей в школе, рассуждают логично: ребенок переступил порог образовательного учреждения, и с этого момента ответственность за его безопасность лежит на педагогах. Но во всех ли случаях работники образования, даже самые ответственные, могут ее обеспечить? Оказывается, нет. Учитель одной из иркутских школ на условиях анонимности рассказала нам об инциденте, который произошел на ее уроке. Ученик принес баллончик со слезоточивым газом и распылил его во время урока.

Педагог сделала все возможное, чтобы не допустить серьезных последствий — остановила занятие, вывела учеников из класса, открыла окно, сообщила обо всем в администрацию школы — и в итоге осталась виноватой. Родители упрекнули ее в недостаточно хорошем исполнении должностных обязанностей. Стоит отметить, что речь шла об учениках не начального, а среднего звена, то есть эта неприятность могла произойти на уроке у любого учителя. Если рассуждать здраво — что женщина должна была сделать? Перед тем как запустить детей в класс, проверить содержимое рюкзаков? Перемены вряд ли хватило бы на тщательный осмотр вещей, которые дети захватили с собой из дома. Или все-таки родители, которые так рьяно обвиняли педагога, со своей стороны должны были позаботиться, чтобы их ребенок не приносил в школу опасных предметов?

— Проверять каждый школьный рюкзак, разумеется, нереально. В нашей школе только в первую смену учится 400 детей. Если охранник будет заглядывать в каждую сумку, они до конца уроков не попадут в класс. Можно, конечно, поставить рамку металлоискателя, но будет проще, если родители дома проверят содержимое рюкзаков, — считают сотрудники школы № 65.

Получается, что воспитывать нужно не только детей, но и родителей. По мнению уполномоченного по правам ребенка в Иркутской области Светланы Семеновой, нельзя делать из школы подобие полицейского государства, где царит тотальный контроль за учащимися.

— Обеспечивать меры безопасности необходимо, но гораздо важнее обращать внимание на первые проявления агрессии, на тревожные звоночки, которые возникают в поведении детей, — подчеркивает Светлана Семенова. — Некоторые родители годами игнорируют эти сигналы, не обращаются за помощью к специалистам. Вероятно, воспитательную работу нужно проводить с взрослыми, и заниматься этим должны педагоги. Это и в их интересах, и в интересах детей.

Фото Валентина Карпова