Новости Иркутска
Внимание! Электронная почта для публикации объявлений в газете "Иркутск"
reklama@mauirk.ru
т. 730-307

Символ наступившего года — собака. Считается, что это самое верное животное, защитник и преданный друг. У некоторых бобиков, кстати, есть даже профессия — они служат в полиции. Мы побывали в гостях у иркутских кинологов и увидели, как их четвероногие помощники обучаются нелегкому делу.

Сошлись характерами 

Центр кинологической службы (ЦКС) находится в 3-м поселке ГЭС. В день нашего приезда выпало много снега. Главные герои наступающего года встретили гостей громким лаем. Завидев нескольких мощных и грозных псов, кружащих по территории, мы сразу захотели вскарабкаться на ближайшее дерево. Но как только заметили, как послушно собаки выполняют команды кинологов, страх отступил.

— У нас в центре 25 овчарок, — рассказывает начальник ЦКС Руслан Мершеев. — А всего в Иркутской области 155 четвероногих помощников полиции. Собаки разыскивают преступников по следу, ищут наркотические вещества, есть даже собака, которая призвана находить трупы. Существуют животные караульные, конвойные (охраняющие преступников, сопровождающие их в тюрьмы). У нас проводится тестирование, на основании результатов комиссия каждой собаке назначает специализацию.

Сотрудники центра утверждают, что кинолог и собака — это настоящий тандем. Каждому специалисту подбирают помощника по характеру.

— Если человек флегматичный, а ему дадут собаку с нравом холерика, что будет? Конфликт! Они не сработаются, человек за животным не будет успевать, а это спровоцирует раздражение. Полицейский начнет срываться. А собака тонко чувствует настроение человека, — считает Руслан.

Обитатели ЦКС — в основном бельгийские овчарки. С ними сложно работать, потому что представитель этой породы четвероногих — как правило, собака одного хозяина. Если она привыкла к человеку, то передавать другому кинологу в случае необходимости ее сложно. А вот немецким овчаркам проще перестраиваться. Хотя преданность не всегда от породы не зависит.

— Был у меня лабрадор, я его в Москве покупал. Так вот пес этот меня никогда не подводил, — вспоминает старший инспектор-кинолог иркутского ЦКС МВД России на воздушном транспорте Алексей Машуков. — Я приезжал с ним на место преступления и мог просто стоять, ждать, пока он работал. После того как я ушел в силовые структуры, он остался на службе, мне его не отдали. Потом звонят, говорят — твой пес перестал работать, ложится и ждет тебя. Такая вот сильная привязанность. Забрал его к себе.

Любовь, игры, лакомства

Через сугробы мы отправляемся в питомник. Домики четвероногих полицейских представляют собой кирпичные помещения. Внутри каждого — комната с дверью и «фойе», где собаки на виду. Вход в жилище — решетка, на двери которой указаны параметры жильца: кличка, порода, дата рождения, фамилия кинолога (того, кто с ней работает) и окрас. Завидев нас, животные заливаются громким лаем.

— Домашняя собака — это компаньон, ее постоянно кто-то гладит, ласкает, играет с ней… А здесь они скучают по людям, вниманию, поэтому так яро лают, когда к ним приходят, — объясняют кинологи. — Пополняем ряды помощников по мере необходимости. Стараемся всю информацию просматривать — и в газетах объявления, и на сайтах. И у заводчиков ищем себе «коллег».

Руслан Мершеев открывает одну из дверей: оттуда пулей вылетает огромный мохнатый пес — немецкая овчарка.

— Драйв с виду огромный и страшный, а на самом деле добряк, — смеется Руслан Владимирович. — Покупали мы его у частного лица по объявлению в газете. Помню, вывели его, погуляли с ним, понравились друг другу. Это мой пес, но после того, как я ушел на должность начальника, Драйва забрал другой кинолог. Но я все равно его навещаю.

Драйв весело возится в снегу, бегает за палкой и радуется визиту хозяина. Руслан Мершеев демонстрирует, как его питомец выполняет команды. Вообще, процесс обучения собаки проходит в формате игры. За правильное исполнение команды животное получает игрушку. Кинолог прежде всего должен обладать терпением. С животными работать сложно, это кропотливая работа.

— Поведение собаки зависит от ее воспитания, — замечает Алексей Машуков. — Мои знакомые недавно взяли стаффа (американский стаффордширский терьер), через месяц звонят и просят: «Леша, приезжай!». Прихожу и вижу такую картину — они сидят на диване притихшие, а пес на кухне ест мясо. Неправильно воспитали. Но сразу поясню: собак при обучении не бьют. Бить — значит, проявлять слабость. К тому же бьют руками, а из этих же рук пес принимает корм. Лучший способ показать питомцу, что ты хозяин, что ты главный — это приподнять его и резко опустить, как это делает вожак стаи. А в остальном все зиждется на любви, игре и лакомствах. У нас вообще все собаки социализированы, к людям относятся дружелюбно.

Что происходит с теми хвостатыми стражами, которые выходят на пенсию? Чаще всего, кинологи их забирают домой.

— Ну не можем мы оставить друга, с которым столько прошли вместе, — объясняет Алексей Машуков. — У меня самого дома три собаки, с которыми я раньше работал. Все они, кстати, прекрасно друг с другом уживаются… И еще две — служебные.

Соне — подопечной младшего инспектора-кинолога, прапорщика полиции Александры Контерук — восемь месяцев. Соня пока в процессе обучения, но уже после Нового года пойдет на свое первое задание.

— Иногда беру собаку домой, Соня очень любит детей, — смеется Александра. — Во дворе ребятишки даже спрашивают меня: «Тетя Саша, а вы Соню привели?». Почему-то получилось, что у меня две собаки, и обе девочки. Хотя, когда мы выбираем себе питомцев, деления на мальчиков и девочек нет. Выбирают помощника, как правило, по его характеру, качествам, к примеру, беззлобности, любопытству, интересу к играм.

Послушание плюс самостоятельность 

Кинологи признают, что, несмотря на полное послушание, собака должна обладать определенной самостоятельностью.

— Если при обнаружении наркотических веществ кинолог может подойти, направить, то при поиске следа на высадке на больших территориях собака должна уметь работать в отдалении от человека, — говорит Алексей Машуков. — Те служивые, кто хорошо выполняют команды «Сидеть!», «Лежать!» на соревнованиях, не всегда умеют действовать в полевых условиях. Настолько привыкают к послушанию, что без приказов хозяина просто не могут работать.

Если в процессе обучения вся надежда на мастерство кинолога, то в работе тандема все зависит от носа пса. Сотрудники центра приводят пример — на государственной границе собаки находят следы даже спустя восемь часов после события.

— Но там все-таки легче: людей меньше, травяной покров, лес, посторонних запахов нет, найти след проще, — замечает Алексей Машуков. — А в городских условиях очень сложно — тут и железная дорога, и шоссе с выхлопными газами, и парки, и большое количество людей.

Собакам все равно что искать: взрывчатку, наркотики. Они натренированы на запах, знают, что за находку получат вознаграждение — игрушку или лакомство. У ищейки в памяти остается связь: нашла — получила вознаграждение.

Преступника носом чует 

Нам наглядно продемонстрировали возможности служебных собак. В круг положили несколько сумок, в одной из них спрятано вещество — имитатор наркотиков. Пускают собаку. Обнюхав пару сумок, она ложится возле черной. Кинолог достает из нее пакетик с веществом.

Еще одно испытание на так называемой карусели — тренажере для первоначальной подготовки. В одно из его отверстий кладется имитатор наркотика, карусель раскручивают и пускают собаку. Этот пес, кстати, бывалый — долго работает в аэропорту. Находит вещество сразу же.

— Много ухищрений на вооружении у преступников. Наркотики они, бывает, кладут в фисташки, грецкие орехи, заклеивают скорлупу, — говорят кинологи. — Так что надеяться в таких случаях можно только на мастерство собаки.

Еще одно показательное выступление — схватка с преступником. Переодетый в специальный костюм сотрудник центра имитирует побег. По команде кинолога собака догоняет «преступника» и бросается на его руку. Отпускает только по команде «Рядом!». Но это еще не все. Сотрудник начинает осмотр «нарушителя», во время которого «злоумышленник» нападает на кинолога — тут собака мгновенно вцепляется ему в руку.

— Как только появляется угроза для жизни кинолога, пес реагирует и принимает решение самостоятельно, — комментирует Алексей Машуков. — Скорость у собак большая, вцепится молниеносно. А отпускает легко — по команде.

Теперь отрабатывают конвой, обычно приходится сопровождать «нарушителей» до опорного пункта или полицейской машины. Собака потешно идет рядом с «преступником», не спуская с него глаз.

— Даже дернуться нельзя, когда на тебя так смотрят. Преступником трудно работать: костюм тяжелый, — смеются сотрудники, имитирующие нарушителей.

В конце решили сделать общее фото. Некоторым кинологам достались чужие собаки: их хозяева были в это время заняты подрастающим поколением хвостатых «полицейских» — щенками. Удивительно, но даже пару минут постоять не со своим кинологом собакам трудно. Соня, например, так горько скулила, будто маму потеряла. Александре пришлось ее утешать: «Моя собака, моя! Я здесь, с тобой!».

Фото Валентина Карпова