Новости Иркутска

Вспомните, когда вы в последний раз беспечно переходили проезжую часть — не озираясь по сторонам, не вздрагивая и не боясь быть сбитым? Все чаще, ступая на зебру, мы как будто оказываемся на линии огня — такое ощущение, что автомобилисты противостоят пешеходам и ведут с ними войну. О чем говорит статистика ДТП, почему некоторые водители сознательно нарушают правила и как защитить ребенка от несчастья на дороге — в этом разбиралась газета «Иркутск».

Цена нескольких рюмок 

В начале октября на улице Рабочего Штаба произошло трагическое происшествие, за развязкой которого до сих пор пристально следит общественность Иркутска. На пешеходном переходе в районе остановки «Глеба Успенского» водитель Honda Odyssey сбил бабушку с внуком.

В тот вечер Людмила Белышева возвращалась с шестилетним внуком Глебом домой из центра. Они вышли на своей остановке и спокойно шагнули на пешеходный переход, однако водитель приближающегося автомобиля не притормозил. По словам очевидцев, он сбавил скорость, только когда пешеходы оказались… на капоте его авто. Следов экстренного торможения на асфальте обнаружено не было. Людмила Александровна интуитивно успела заслонить собой внука — иначе весь удар пришелся бы на ребенка… От полученных травм женщина скончалась на месте, мальчика в тяжелом состоянии госпитализировали.

По стечению обстоятельств мама Глеба стала практически очевидцем этой трагедии. Она возвращалась домой той же дорогой и вдруг заметила на проезжей части знакомые ботиночки, шапочку, рюкзак…

— К тому моменту их уже увезла скорая, — вспоминает Олеся Горошко. — Свекровь не выжила, а сын сильно пострадал — он получил черепно-мозговую травму, кровоизлияние в мозжечок, ушиб легкого и почек, тупую травму живота, перелом костей таза и голени. Уже потом я узнала, что машина сбила их, двигаясь со скоростью 60 км/час.

После аварии водитель попытался бросить автомобиль и сбежать с места происшествия. Вскоре стало понятно почему — он сел за руль в нетрезвом виде. «Выпил 250 грамм», — без утайки признался он прибывшим сотрудникам ГИБДД. Алкотестер показал 0,340 миллиграмма на литр, что равно 0,75 промилле при допустимой норме 0,16. По факту ДТП со смертельным исходом возбуждено уголовное дело по части 4 статьи 264 УК РФ. Водителю грозит наказание до семи лет лишения свободы. Пострадавшая семья будет настаивать на максимальном сроке.

— Нам это, разумеется, бабушку не вернет, но он нарушил закон и должен понести наказание, — считает Олеся. — Свою вину водитель признал. Его супруга дважды связывалась с нами и даже передала деньги на лечение Глеба.

Мальчик провел шесть дней в реанимации и около месяца в больнице, теперь ему предстоит восстановление в реабилитационном центре. Только сейчас Глеб начал ходить, говорить и… спрашивать про бабушку.

— Психологически для него это очень сложно, он все помнит и переживает, — продолжает мама мальчика. — Думаю, через месяц Глеб сможет вернуться в садик, там хоть немного отвлечется от грустных мыслей и головных болей, на которые он стал жаловаться в последнее время.

Внимание, дети!

В тот же день, 5 октября, на дорогах Иркутска пострадали еще два ребенка. Одного сбили на пешеходном переходе в микрорайоне Березовом, другой попал под машину в Лесном по собственной неосторожности. Эти случаи породили слухи о всплеске дорожно-транспортных происшествий в Иркутске. Но статистика, как ни странно, говорит об обратном — за десять месяцев 2017 года количество ДТП с пострадавшими снизилось на 6% (по сравнению с аналогичным периодом прошлого года).

— По трем основным показателям аварийности — количеству ДТП, числу погибших и числу пострадавших — наблюдается снижение, — рассказывает начальник отдела по пропаганде безопасности дорожного движения отдела ГИБДД УМВД России по Иркутску Антон Куриленко. — Так, количество аварий уменьшилось с 1296 до 1218, число погибших в них людей — с 63 до 59, число пострадавших — с 1602 до 1528.

Сотрудники ГИБДД считают, что слухи об участившихся авариях в первую очередь связаны со стремительным развитием социальных сетей. Практически каждое ДТП теперь попадает в Instagram, Facebook, «Одноклассники» и там широко обсуждается. С одной стороны, это вызывает здоровый общественный резонанс, с другой — влечет за собой искусственное нагнетание ситуации.

Нужно признать, что в случае с детьми волнения иркутян не лишены оснований: дорожных происшествий с участием несовершеннолетних действительно стало больше. За первые 10 месяцев прошлого года было зарегистрировано 154 случая, в нынешнем году — уже 165. Сюда относятся и дети-пассажиры, пострадавшие в авариях, и велосипедисты, и маленькие пешеходы, угодившие под колеса автомобиля. Число последних за год выросло с 86 до 95.

— Вот такой мы проводим анализ детского дорожно-транспортного травматизма, — показывает увесистую папку Антон Куриленко. — Изучаем все: возраст и пол ребенка, в какой школе он учится, где произошла авария, выявляем всплески по месяцам, дням недели и времени суток. Чаще всего под колеса автомобиля попадают маленькие дети 7—9 лет — в силу своего возраста они не умеют объективно оценивать расстояние до приближающейся машины и быстро реагировать на опасность. Проблема ребятишек 10—12 лет в том, что они часто заигрываются, забывают, где заканчивается тротуар и начинается проезжая часть. Чувство страха у них несколько притуплено.

Самый верный способ обезопасить своего ребенка — изучать с ним правила дорожного движения, заниматься на практике и самому быть примером для подражания: пристегиваться в автомобиле, переходить проезжую часть исключительно в разрешенных местах, вести себя на дороге осмотрительно. Кроме того, нужно позаботиться, чтобы на верхней одежде ребенка обязательно присутствовали светоотражающие элементы.

— Двигаясь в темное время суток по неосвещенной скользкой дороге со скоростью 50 км/час, водитель увидит пешехода только на расстоянии 50 метров. Даже приняв меры к экстренному торможению, он не остановит свой автомобиль. А наличие светоотражающих элементов увеличивает это расстояние до 250 метров, — объясняет Антон Куриленко. — В Европе уже на законодательном уровне запрещено находиться на проезжей части без светоотражающих элементов, нарушение карается серьезными штрафами. В идеале нам бы хотелось, чтобы у всех школьников на одежде были фликеры, а работники детских садов при выходе на улицу даже в светлое время суток надевали на малышей ярко-желтые жилеты.

Правила, написанные кровью 

Главная причина всех ДТП — это сознательное нарушение правил дорожного движения, утверждают специалисты.

— Водитель должен понимать, что управляет источником повышенной опасности, и строго соблюдать все нормы. Нельзя ссылаться на плохую погоду или видимость, ведь есть пункт 10.1, который гласит, что водитель обязан вести транспортное средство со скоростью, «учитывающей интенсивность движения, дорожные и метеорологические условия, видимость в направлении движения». А пешеходу следует быть осмотрительным, думать о собственной жизни, а не слепо идти вперед, — считает начальник отдела по пропаганде безопасности дорожного движения отдела ГИБДД УМВД России по Иркутску. — Вот мы говорим — погибло 59 человек. А ведь за этими сухими цифрами стоят жуткие картины дорожных происшествий — дети, оставшиеся без родителей, и родители, потерявшие детей. Так что эта маленькая книжка — «Правила дорожного движения» — написана кровью.

Отдельную категорию нарушителей составляют пьяные водители — на них приходится более 10% всех ДТП (125 из 1218 случаев в этом году). Так кто же склонен к сознательному нарушению ПДД и вождению в нетрезвом виде?

— Как правило, это эмоционально неустойчивые люди с психопатией. Они агрессивны, раздражительны, вспыльчивы, зачастую не уживаются в семье и находятся в разводе, тяжело адаптируются в обществе. Если на медкомиссии для водителей мы видим подобные «тревожные звоночки», то отправляем человека на обследование к психологу, запрашиваем характеристику с места работы, — объясняет психиатр-нарколог Иркутского областного психоневрологического диспансера Яна Меринова. — Когда речь идет о замене водительских прав, обращаем внимание на имеющиеся правонарушения. Если водитель неоднократно проезжал перекресток на красный свет, пересекал стоп-линию, нарушал скоростной режим — значит, у него отсутствует инстинкт самосохранения и самообладания. Таким людям нечего делать за рулем.

Каждый, кто попадается на вождении в нетрезвом виде, автоматически лишается прав на несколько лет, получает крупный штраф и заносится в базу, а потом еще год-два находится под наблюдением нарколога.

— В первую очередь алкоголь опасен своим седативным эффектом — у водителя снижается концентрация внимания, скорость реакции, нарушаются зрачковые рефлексы. Он не чувствует, с какой силой давит на педаль, неадекватно воспринимает скорость движения: едет 120 км/час, а ему кажется, что 60, — подчеркивает Яна Меринова.

Нарисовать какой-то общий портрет водителя-нарушителя не берутся даже профессионалы. Как показывает практика, правилами дорожного движения пренебрегают совершенно разные люди — молодые и пожилые, ученые и уголовники, женщины и мужчины.

— Часто слышим фразу «женщины ездить не умеют». Но вот несколько цифр: по вине водителей-мужчин в этом году была зарегистрирована 681 авария, а по вине женщин — 189. Однако нужно понимать, что это не совсем объективные данные, так как среди водителей представителей сильного пола в принципе больше, чем слабого, — подчеркивает Антон Куриленко.

Тем не менее психологи подчеркивают: женщины по своей природе более аккуратны и осторожны, хотя нередко отвлекаются от дороги, поэтому для них характерны мелкие ДТП. Сесть за руль в нетрезвом виде они боятся, чего не скажешь о мужчинах.

— На алкогольное освидетельствование чаще всего привозят именно мужчин, — продолжает психиатр-нарколог. — Как правило, это те, кто выпил и решил доехать до гаража, соседнего двора или магазина — мол, ну что тут может случиться, расстояние маленькое. Вот только иногда даже маленького расстояния достаточно для большой трагедии.

Эпицентры опасности 

В Иркутске есть немало опасных перекрестков. На профессиональном языке их называют очагами аварийности — где регистрируется наибольшее количество ДТП. Чтобы изменить ситуацию, достаточно выставить на проблемном отрезке экипаж ДПС, в других случаях требуется установка лежачего полицейского или светофора, а порой приходится полностью перестраивать схему движения.

— Помните развязку «паук» на улице Ширямова? Там в одном месте было сконцентрировано четыре очага аварийности, причем все ДТП сопровождались тяжелыми последствиями. Но стоило сделать импровизированное кольцо — и число аварий резко сократилось, — приводит пример Антон Куриленко. — Раньше на Трактовой ежемесячно случались ДТП с гибелью людей. И всегда причиной был выезд на полосу встречного движения. Поставив ограждения, мы полностью ликвидировали проблему.

Сейчас новый очаг аварийности назревает на объездной дороге в Ново-Ленино, в ноябре там погибли два человека. Четвертого ноября на пешеходном переходе самосвал сбил пенсионерку, а два дня спустя жертвой ДТП стал 55-летний мужчина, переходивший дорогу в установленном месте. Чтобы исключить подобные случаи, инспекторы намерены поставить здесь дополнительные светофоры и видеокамеры.

Но существуют такие переходы, где устанавливать лежачие полицейские или светофоры нецелесообразно, например, улица Боткина. По зебре, пересекающей четыре полосы движения, не каждый рискнет перейти оживленную трассу. Поэтому было принято решение построить в этом месте надземный пешеходный переход.

— Это самое безопасное решение для пешеходов, которое к тому же увеличит пропускную способность проезжей части, — говорит Антон Куриленко. — Яркое доказательство тому — надземный переход в районе рынка «Фортуна», с открытием которого наезды на пешеходов свелись практически к нулю.

Переход в районе остановки «Глеба Успенского», где сбили бабушку с внуком, трудно назвать идеальным: поток пешеходов большой, а перед зеброй нет искусственных неровностей. Правда, недавно здесь установили светофор, чтобы урегулировать движение. Вот только подключить его так и не успели, он до сих пор безмолвно наблюдает за происходящим темными глазницами.

Тревожный прогноз 

ГИБДД подготовила проект стратегии безопасности дорожного движения до 2023 года, из которого следует неутешительный прогноз: после 2018 года в России произойдет резкий всплеск смертности в ДТП. Главными причинами называют старение водителей и автопарка, рост числа личных автомобилей и несоответствие этому росту дорожно-транспортной сети.

— Очевидно, что развитие дорожной сети не успевает за ростом автомобилизации населения, — соглашается председатель Союза автомобилистов Сибири Алексей Шабанов. — Понятно, что увеличить пропускную способность некоторых улиц (например, в центре Иркутска) практически невозможно. Зато можно пойти по пути крупных городов и ограничить количество транспорта в особо загруженных районах. В западной части России уже действует принцип: «Если хочешь ехать в центр на личном авто — плати деньги».

Но в первую очередь контролировать нужно не количество машин, а качество подготовки водителей. Небезупречная работа автошкол является одним из факторов аварийности: в условиях рыночной экономики они ставят во главу угла получение прибыли.

В проекте стратегии безопасности дорожного движения борьбу с аварийностью предлагается вести с помощью увеличения числа камер и экономического стимулирования водителей к соблюдению ПДД.

— Пересадить всех людей на общественный транспорт нам, конечно, не удастся, поэтому нужно ужесточать ответственность для водителей. За ДТП вводить крупные штрафы, а за вождение в пьяном виде — лишать прав пожизненно. Порядок можно навести только с помощью жестких мер, — продолжает председатель Союза автомобилистов России.

У экспертов есть опасения, что в 2022 году на дорогах будет ежегодно погибать более 30 тысяч человек, то есть произойдет резкий откат до уровня 2007—2008 годов. В числе прочих проблем — старение автопарка (половина машин в России старше десяти лет) и отсутствие эффективного контроля над техническим состоянием машин.

— Сейчас президент и правительство России двигаются в верном направлении, ограничивая ввоз в страну подержанных автомобилей. Но некоторые россияне готовы купить машину и за 50 тысяч руб., закрыв глаза на ее ненадлежащее техническое состояние. Эту проблему можно решить только законодательным путем, — считает Алексей Шабанов.

ЦИФРЫ

Количество ДТП с участием пострадавших (за 10 мес.):

2017 г. — 1218

2016 г. — 1296

2015 г. — 1290

На дорогах Иркутска погибло (за 10 мес.):

2017 г. — 59

2016 г. — 63

2015 г. — 62

Получили травмы разной степени тяжести (за 10 мес.):

2017 г. — 1528

2016 г. — 1602

2015 г. — 1593

Количество ДТП с участием пешеходов (за 10 мес.):

2017 г. — 426

2016 г. — 494

В них погибло:

2017 г. — 19 человек

2016 г. — 29 человек

Наезды на пешеходов на регулируемых перекрестках (за 10 мес.):

2017 г. — 30

2016 г. — 40

На нерегулируемых перекрестках:

2017 г. — 119

2016 г. — 123

Наезды на пешеходов (за 10 мес. 2017 г.):

По вине водителя — 235

По вине пешехода — 242