Новости Иркутска

«Творчество Ивана наполнено глубоким смыслом, но к нему нужен ключ. И фильм будет этим ключом. А сам Иван – это ключ к нашему городу», — говорит режиссер Юрий Яшников. Уже больше года он со своей командой снимает фильм «Иркутск Ивана Вырыпаева». У драматурга и режиссера с мировым именем, который некоторое время жил в Москве, а сейчас – в Варшаве, интересные отношения с родным городом. Фильм обещает раскрыть не только уникальность творчества Ивана, но и сердце Иркутска.

20 минут на решение 

Иван старается раз в год приезжать на родину. Вот и в этот раз он стал гостем Иркутского книжного фестиваля, провел две творческие встречи, повидался с отцом и друзьями, съездил на Байкал. В это время съемки фильма продолжились. А началось все год назад…

— 2 марта 2016 года Иван приезжал сюда по приглашению молодежного центра иркутского Союза кинематографистов, читал лекцию «Природа творчества», — вспоминает Юрий Яшников. — Мы не планировали снимать фильм. Просто было предложено снять его выступление, и, может быть, даже какой-то ролик. И вот мы приехали в аэропорт – встретить Ивана, подснять, как он прилетел в родной город. Пока мы минут двадцать ехали от аэропорта до дома его отца – поняли: или мы сделаем фильм или будем жалеть об упущенной возможности. Он пробыл здесь два дня, в течение которых и зарождался фильм.

— Чем же Иван вас так удивил за 20 минут?

— У него уникальное мировоззрение. С ним можно разговаривать на любые темы. Он интересен во всем, он оригинален, но не потому что хочет таким быть, а потому что смотрит на вещи так, как смотрят немногие. Я расспрашивал, почему он уехал, как складывалась его жизнь в столице, что он сейчас думает об Иркутске? И его ответов хватило, чтобы понять, что будет фильм. Потом съемки продолжились в Москве и Варшаве.

— Правда, что до этого вы не были большим поклонником творчества Вырыпаева?

— И я, и оператор Илья Закаблуковский, действительно, фанатами Вырыпаева не являлись. Я знал, кто он такой, ходил на «Кислород», с уважением относился к его достижениям… Но такого, чтобы «обожаю Вырыпаева, мечтаю снять о нем фильм» – не было. Показательная история: в Москве узнали, что у его ученицы Анны-Марии есть бекстейдж (то, что происходит в процессе создания ленты и скрыто для зрителя) со съемок фильма «Спасение». Мы попросили дать нам несколько кадров для фильма, чтобы показать Ивана как режиссёра. Встречаемся, Анна-Мария начинает показывать: вот мы снимали эту сцену, вот ту… Я ей говорю: «Знаешь, мне бесполезно объяснять, я фильм не смотрел». Она удивилась, что фильм про её учителя снимают те, кто с его творчеством толком и незнаком. А она сама из Беларуси, бросила все и прилетела в Москву, чтобы учиться у Ивана режиссуре.

— Сказывается ли на съемках то, что вы не знатоки творчества Вырыпаева?

— Чем дальше работаю над фильмом, тем больше убеждаюсь в том, что это к лучшему. Это дает нам некую свободу в общении с ним. Ведь если человек является твоим кумиром, сложно стать с ним другом или хотя бы приятелем. А если твои отношения с героем фильма не доверительно-приятельские, это будет сильно влиять на съемочный процесс. Если бы мы ему в рот заглядывали, то вряд ли бы он расслабился и смог быть откровенен. Кстати, во время съемок Иван нисколько не рисуется. Остается самим собой.

Иркутск, Москва, Варшава… 

Сюжет фильма отражает жизненные коллизии режиссера. Уже отснято больше половины картины. И если первая часть связана с Иркутском, то дальше в ленте появляются и другие города.

—  Прошлым летом мы узнали, что Иван по семейным обстоятельствам переезжает в Польшу: играет в театре «Практика» последние свои спектакли, — рассказывает Юрий Яшников. – И полетели в столицу. Так появилась в фильме и «Москва Ивана Вырыпаева». Следующий сценарный тег в нашем фильме – пребывание его в Варшаве, где состоялась премьера его спектакля «Солнечная линия». Дальше хотели продолжить съемки в Иркутске, но произошла трагедия: близкий друг Ивана, актер и музыкант Казимир Лиске погиб.

Казимир был для нашего фильма вторым по значимости героем после самого Вырыпаева. Это событие повергло всех в шок – молодой талантливый парень вдруг выпал из окна. Мы поняли, что это трагичный и важный поворот сюжета, который заставит зрителей задуматься о вечном. Поэтому полетели в Москву – снять прощание с Казимиром… А сейчас, в конце мая съемки продолжились в Иркутске, когда наш герой прилетел на книжный фестиваль.

— В разных городах Вырыпаев разный?

— Сам Иван не меняется, просто во всех городах он занимается разными делами, выступает в разных амплуа. Например, приезжая в Иркутск, он не берет с собой семью, значит эта сторона жизни не открывается. Здесь творческие встречи, лекции, — одна сторона жизни. Когда, будучи актером, играет в театре «Практика», — другая грань. А вот отношения нашего героя с каждым из этих городов совершенно разные. С каждым городом у него — особая связь.

— Как он относится к Иркутску?

— В этом и заключается главная интрига фильма. В ленте мы затронули несколько тем, но все-таки главная – это отношение Ивана и Иркутска. Поймите, чтобы понять творчество Вырыпаева, нужно знать — кто он такой и каковы его взгляды на жизнь. Творчество Ивана исполнено смыслов, но к ним нужен ключ. И наш фильм будет являться как раз этим ключом. А личность самого Ивана – это ключ к нашему городу.

Хотим, чтобы многочисленные поклонники мастера по всему миру, посмотрев эту картину, открыли для себя Иркутск. А иркутяне, придя на этот фильм из-за того, что он о нашем городе, открыли для себя Ивана Вырыпаева. Мы чрезвычайно благодарны тем, кто нам помогает в создании ленты. Таких людей много, но хотелось бы выделить «Благотворительный фонд Юрия Тена» и лично Сергея Тена.

 «Напиши Борису Гребенщикову» 

Сам Иван признался, что уже привык выступать в роли героя фильма о самом себе. Хотя обычно в свою жизнь старается никого не пускать.

— Мы с женой Каролиной закрытые люди, — говорит Иван. – По-моему, зрители должны знать только произведения автора, а не его биографию. Но ребята меня убедили. Это не  рядовое документальное кино об артисте, как снимают для Первого канала. Это фильм об искусстве, о городе, о человеке, который жил в Иркутске, о его мыслях, окружении, истории встреч с людьми. Вот я и подумал, что можно попробовать.

Иван часто вспоминает иркутскую юность. Причем мало кому известно, но раньше он профессионально занимался спортом: играл в хоккей с мячом, был в юношеском резерве команды «Локомотив». И это еще не самая необычная деталь его биографии.

— Иван рассказывает, что в юности был гопником, — говорит Юрий Яшников. – Рос он в Сведловском районе, на «Чайке», а там трудно было выжить, если ты не гопник. Позже он поступил в театральное училище, начал слушать рок, проколол ухо и… его избили старые друзья. Мне тоже близка эта линия: я учился в школе, где практически все были гопниками, и я в том числе. Потом меня перевели из неё в лицей №3, где было много неформалов. Я окунулся в совершенно другой мир. Возможно, поэтому мы и нашли с Иваном общий язык.

Все, кто хоть немного общался с Вырыпаевым, замечают, что у него уникальное не только мировоззрение, но и чувство юмора. Недавно драматург снялся в программе «На ночь глядя» на Первом канале. Рассказывал о своем хулиганском детстве, о том, как многие его друзья погибли от наркотиков… И ведущие его спросили: «А как же вы выжили среди засилия наркомании»? «Меня спас алкоголь», — невозмутимо ответил драматург.

— В этом весь юмор Ивана – фраза абсурдная, но честная, — говорит Юрий Яшников. – Он умеет облечь правду в такую формулировку, что становится смешно.

— Чем еще Иван вас удивил?

— Я был поражен его способностью общаться. Насколько понятно он выражает свои мысли, насколько понимает собеседника. А еще я был удивлен, что когда ты пишешь ему письмо, ответ получаешь в течение трех-пяти минут. Много времени провел с ним рядом, и не заметил, чтобы он сидел «в телефоне». Ему в день пишут десятки писем, и он умудряется так быстро всем отвечать. До знакомства с Иваном для меня, если честно, было нормой, получив письмо, прочитать его на следующий день. А ответить еще через день. А Иван показал, как нужно уметь уважать людей.

Еще он пунктуален: никогда не заставляет себя ждать. И несмотря на бурную юность, сейчас режиссер не употребляет алкоголь. Кстати, о письмах… В фильме был момент, когда мы расспрашивали героя про его отношения с Борисом Гребенщиковым, и у нас возник вопрос к музыканту. Иван сказал: «Ну напишите ему, спросите». Я говорю: «Ты что, смеешься? Напишу я письмо Гребенщикову, и он будет мне отвечать?». «Конечно, — говорит Иван. – Сразу ответит, ведь он один из тех, кто понимает, что основная задача артиста – это служить своему народу.». Это применимо и к самому Ивану.

— Кто еще из известных людей появится в фильме?

— Многие готовы сняться в фильме про Вырыпаева, у многих есть мнение о нем, и, как правило, хорошее. Это и Федор Бондарчук, и Чулпан Хаматова, и Михаил Ефремов. Кстати, среди его поклонников достаточно людей чрезвычайно состоятельных. Когда Иван работал в «Практике», для российских олигархов было обычным делом сходить туда на спектакль. Там собиралась разнообразная публика: от бизнесменов до студентов.

Репетиции на Байкале 

Спектакли Вырыпаева долгое время ставили в Москве, Берлине, Варшаве, Нью-Йорке, но только не в Иркутске. Недавно наш «Театр новой драмы» все-таки инсценировал «Иллюзии» Ивана. Но чтобы он сам поставил спектакль по своей пьесе в родном городе? Это возможно? Такой вопрос задали Вырыпаеву на творческой встрече в Иркутске.

— Да, возможно, но есть одна проблема, — объяснил Иван. — У меня семья. И мне не хотелось бы расставаться с ней надолго. А объяснить жене и дочке, что они будут вынуждены прожить два месяца в Иркутске в квартире или гостинице, например, зимой – будет трудновато. Но жена любит Россию и Байкал, думаю, зайти можно с этой стороны… Я бы с удовольствием поставил «UFO» с иркутскими актерами. Готов поработать без гонорара, но нужно, чтобы были созданы условия, например, чтобы мы могли репетировать на Байкале. Это и спектаклю пойдет на пользу, и для семьи комфортно.

«Гены и воспитание – вот и весь человек», — сказал Вырыпаев на творческой встрече. Матери Ивана уже нет, а отец живет в Иркутске, преподает в педагогическом колледже. В этот раз Юрий Яшников со своей командой сняли встречу отца и сына.

— Если отталкиваться от этой мысли про гены и воспитание, то интересно узнать — какой он, отец Ивана Вырыпаева?

— Александр Николаевич? Интересный, очень добрый  человек… Но они диаметрально противоположны, из разных культур, — отмечает Юрий. — Александр Николаевич – человек советской закалки, турист, альпинист, преподаватель. У них забавное общение, они часто спорят. Самое взрывоопасное, что они могут сделать – это начать говорить о политике. Жаркий спор будет гарантирован. В кино, кстати, мы застали момент такого разговора, и зрители смогут увидеть, как Иван Вырыпаев общается с отцом.

Чтобы показать, какие у них отношения, достаточно рассказать такую историю. Когда стало известно, что Иван приедет в Иркутск, многие стали обращаться ко мне с просьбами помочь организовать интервью, съемку, чтобы он посетил какое-то место… На первых порах я все передавал Ивану, но на весь этот список он ответил: «Юр, ты знаешь, я бы не хотел давать никаких интервью… Я почти год не видел отца и вот эти часы в Иркутске хотел бы посвятить ему».

— А как относится к Иркутску жена Вырыпаева полячка Каролина Грушка?

— Прекрасно. Она в Иркутске бывала, и хочет приехать сюда с дочкой Майей. Есть мечта – приехать в Иркутск всей семьей, показать дочери родной город отца, Байкал, дать девочке пообщаться с дедом. У Каролины с Иваном сильные, светлые отношения, в фильме это тоже найдет отражение. Его первая супруга, (кстати, тоже иркутянка), Светлана Иванова также появится в фильме. Хотя, в личные отношения героя мы особо не вторгались.

«Живу на Ленина, 17» 

Смешной случай, связанный с Иркутском произошел на съемках в Москве.

— В Москве и Польше мы снимали с оператором, жителем столицы Яном Ионовым, — рассказывает Юрий Яшников. – Иван-то уже привык к тому, что мы ходим за ним следом. И вот когда мы снимали его в работе, коллеги подходили к нему и спрашивали — мол, что происходит, кто эти люди с камерами? Иван на автомате отвечал: «Это иркутяне – решили снять про меня фильм». На что Ян в первое время встревал в разговор и говорил: «Не, я из Москвы!». Раз на третий я не выдержал и сказал ему, что это никуда не годится, если оператор будет столько лишнего внимания привлекать на съемках. «Лучше, чтобы о нас вообще забыли, — объяснял я ему. – Иван нас позиционирует как иркутян, ну приехали люди из Сибири, снимают фильм, да снимают». Вроде договорились. Но вот когда в очередной раз на каком-то мероприятии Ивана спросили, кто мы такие и он ответил, что мы иркутяне, Ян вдруг громко отчеканил: «Ленина, 17!».

Все опешили, в том числе и Иван.

— Что «Ленина, 17»? – спросил он.

— Я в Иркутске живу, на Ленина, 17! – невозмутимо объяснил Ян.

Вот так придумал он себе легенду иркутянина. Позже мы спросили, почему именно Ленина, 17?

— Ну я в Иркутске ни разу не был, — объяснил оператор. — Но думаю, что в каждом городе есть улица Ленина, а судя по тому, что Иркутск – город немаленький, то 17 домов на этой улице наберется!

Позже Ян прилетал в Иркутск, Юлия Бывшева пригласила его поработать над фильмом «Народное слово. Валентин Распутин».

— Как только он прилетел, я отвез его на Ленина, 17 – показать, где он «живет». Он посмотрел и сказал, что губа у него не дура, дом в Иркутске выбрал себе неплохой, – смеется Юрий Яшников.

Фото Алексея Головщикова, Игоря Матея