Новости Иркутска

Вечер памяти Почетного гражданина Иркутска Геннадия Бутакова прошел 31 мая в музее Иркутска. Мероприятие было организовано администрацией города и сотрудниками музея. На него пришли родные, близкие, друзья. А поскольку Геннадий Михайлович был человеком в городе известным, многие годы он работал журналистом, а затем редактировал газету «Восточно-Сибирская правда», то зал был переполнен. Звучала музыка, стихи и добрые слова воспоминаний.

Книга о детях войны

Геннадий Бутаков родился в 1942 году в последний день весны. 31 мая ему исполнилось бы 75 лет.

Когда летом 2016 году его не стало, никто не поверил. Незадолго до этого он переехал из Иркутска в Анапу вполне крепким. Уезжать не хотел, но беспокойство за здоровье горячо любимой жены Екатерины Михайловны, заставило перебраться к морю. Такое часто случатся с сибиряками – уезжают на юг, где казалось бы жить полегче, потеплее, но климатические перемены, разрыв с привычной средой, расставание с дорогими людьми, не продлевают жизнь, а наоборот, сокращают. А может быть просто, ангел-хранитель, о котором он писал в своей книге, был с иркутской пропиской.

«Кто-то берег меня на этой земле кроме родных и близких. Сколько раз мог убраться. Рос непоседой. Может ангел слетел, когда я, голопузый стоял на взгорке, а вокруг бушевала гроза. Ливень бил по голове, гремел гром, молнии, похоже втыкались возле ног», — так начинается его книга, названная строчками стиха Арсения Тарковского «Мне и вправду везло…»

Если применить к написанному Геннадием Бутаковым тексту крылатое выражение «каждый пишет, как он дышит», то незнакомый с автором читатель, исходя из легкости слога, подбора фактов и отношения к персонажам, сказал бы, что был он человеком с открытой душой, добрым и не злопамятным. Так и есть.

Воспоминания

В день юбилея в зале музея города Иркутска собрались те, кому Геннадий Михайлович Бутаков был по-настоящему дорог. Все с удовольствием делились воспоминаниями. Олег Желтовский, президент группы компаний «СМ – Номер один» вспомнил, как они вместе возвращались в журналистского форума в Москве. Время было смутное, начало 90-х — хаос, продуктовые карточки, всеобщая озлобленность. Московское мероприятие, по сути, было бесполезным, страна приближалась к исторической катастрофе. Домой летели долго. Сначала рейс задержали на двое суток, потом вместо Иркутска самолет посадили в Чите. «Уставшие, голодные, грязные, мы встали в аэропорту Читы в огромную очередь, чтобы купить еды, но нам достались только два кусочка хлеба и одно яйцо. Я почистил его, положил на тарелку посреди стола, а Бутаков достал глянцевую карту участника форума, аккуратно разрезал ей яйцо пополам и сказал удовлетворенно: «Хоть на что-то сгодилась».

Он был веселым, юморным, всегда шутил и улыбался. Его нельзя было встретить сердитым, кричащим, отдающим приказы. У меня есть о нем свое, отдельное воспоминание. На защите диплома у меня было устойчивое чувство, что я провалюсь. Моя работа под абстрактным названием «Мой современник» состояла из 30 страниц невразумительного текста и примерно сотни газетных публикаций. Более того, к руководителю диплома я впервые пришла на консультацию, когда он благополучно уехал в отпуск. В общем, все было плохо. Геннадий Михайлович возглавлял тогда на отделении журналистики ИГУ аттестационную комиссию. Он с интересом просмотрел диплом, внимательно послушал мою защитную речь и похвалил меня. Ему нравилось, когда журналисты пишут статьи, а не теоретические научные труды о том, что такое очерк и чем он отличается от репортажа. Он поставил мне «пять» и все согласились. Окажись на его месте черствый теоретик и буквоед, возможно моя профессиональная судьба сложилась бы по-иному.

«Восточка»

Он руководил «Восточно-Сибирской правдой» 18 лет. Это рекордно много. «Неуютная должность – редактор, особенно при партийном «прижиме». Находишься между молотом и наковальней. Надо иметь авторитет в коллективе, чтобы за тобой шли, и достаточную лояльность и преданность, чтобы власти терпели».

Каждый день из года в год 18 лет надо было балансировать, словно на канате, в поиске компромиссов, а в 90-е, когда рушились привычные устои, мучительно встраивать старейшую газету Иркутской области в новые реалии. Это была огромная нагрузка и колоссальная ответственность.

Вспоминая Геннадия Бутакова, нынешний редактор газеты «Восточно-Сибирская правда» Александр Гимельштейн, на юбилейной встрече сказал: «Он был достаточно компромиссен, но до определенного предела. Этот предел назывался «принципы».

Сам Геннадий Михайлович описывает годы работы в «Восточке» с теплотой, вспоминает добрым словом людей, с которыми свела его на жизненном пути профессия журналиста. С болью пишет о времени распада страны: «Для редакционного коллектива трудным был 1990 год. Разноцветье общественных прорывов, различные взгляды на происходящее, разброс в оценках ситуации – все это неминуемо отражалось на страницах газеты. Партийную номенклатуру такое поведение газеты не устраивало». Он получал выговоры по партийной линии, выслушивал обвинения в «идеологических диверсиях», в конце 90-го вышел из КПСС и ни в какую другую партию больше не вступал. «Детонатором распада СССР, — написал он в своей книге, — стало, на мой взгляд, обособление Российской компартии».

Можно по-разному оценивать его решения на посту редактора в те сложные времена, но сам факт, что газета, которой в этом году исполняется 100 лет, сохранилась и продолжает выходить в свет, подтверждает правоту его действий.

Семья

У Геннадия и Екатерины Бутаковых четверо детей – три сына и дочь.  По их гостеприимному дому сегодня скучают многие родные и близкие. Судя по рассказам старых друзей супруги Бутаковы жили в особой атмосфере любви и взаимопонимания. Потому и дети, повзрослев, сохранили ценность семейных отношений, как одну из приоритетных. Сегодня в большой семье Бутаковых растут восемь внуков и вдвое больше правнуков. Значит продолжение следует… А поскольку среди наследников Геннадия Михайловича есть люди пишущие, то не исключено, что на свет появятся новые книги.

Кстати, Геннадий и Екатерина Бутаковы страстно увлекались собирательством книг. Дома у них была огромная библиотека, где встречались редкие дореволюционные издания. 600 экземпляров ценных книг Бутаковы, будучи патриотами города, передали музею Иркутска.

                                            Иркутск

Отдельная глава книги посвящена Иркутску. «Все двойственно в нашем городе. Крупнопанельное домостроение, целенаправленная борьба с излишествами, унификация в кирпичном строительстве позволили избавить горожан от житья в подвалах и коммуналках, но и обесцветили, стандартизировали облик города…Ох, как необходимы городу, как к лицу ему «архитектурные излишества». Он беспокоился о его судьбе, вспоминал, как знакомил детей с дорогими сердцу местами. Зря он все-таки уехал и оставил здесь своего ангела-хранителя.

«Мне везло в жизни. У меня были мудрые учителя, есть надежные друзья. Мы понимаем друг друга с Катериной уже не с полуслова, с полувзгляда…Я подписался бы под этими строками. Но у них есть автор – большой российский поэт Арсений Александрович Тарковский: Жизнь брала под крыло/ Берегла и спасала/ Мне и вправду везло / Только этого мало».