Новости Иркутска
Внимание! Электронная почта для публикации объявлений в газете "Иркутск"
reklama@mauirk.ru
т. 730-307

Эти люди знают все на перспективу: каким будет наш город через десять лет, где появятся новые парки и транспортные развязки, на сколько вырастет число школьников к 2020 году. Более того — они сами это будущее проектируют, чертят и строят. Сейчас комитет по градостроительной политике находится в авангарде и ведет беспрецедентный объем строительства: одна лишь школа «Эволюция» по объему равняется 11 маленьким детским садам. Почему наш город не нуждается в расширении, что может стать поводом для изменения генплана и каким видится будущее Иркутска — об этом в нашей рубрике «Открытая мэрия».

Расширяться — рано 

Еще несколько лет назад, в условиях беби-бума, градостроительная политика Иркутска выстраивалась по принципу «роддом — детский сад — школа». Сейчас вектор изменился. Упор в городской среде делается на комплексное благоустройство дворов, в дорогах — на безопасность, в жилищном строительстве — на ликвидацию аварийного фонда, в социальном строительстве — на школы.

— По прогнозам специалистов, к 2020—2022 годам количество школьников в Иркутске увеличится на 14 тысяч. Более того, перед нами стоит задача перевести все средние учебные заведения на работу в одну смену. Поэтому сегодня в приоритете — строительство образовательных учреждений, — говорит глава комитета по градостроительной политике Иван Готовский. — Параллельно нужно сбалансировать детские сады и построить еще несколько физкультурно-оздоровительных комплексов в разных районах. Как раз сейчас приступаем к возведению ФОКов на бульваре Рябикова и в Ново-Ленино.

В свое время было немало разговоров о расширении границ Иркутска. Но после создания концепции пространственного развития пришли к выводу, что расширяться еще рано — у Иркутска большой потенциал роста внутри.

Так, по данным Института генплана Москвы, площадь нашего города на сегодняшний день составляет около половины площади старой Москвы (до включения Московской области). У нас на этой территории проживает 600 тысяч, а у них — шесть миллионов. 

— Это говорит о том, что город у нас не плотный, — рассуждает Иван Готовский. — Да, в некоторых районах уже тесновато, но остается еще немало зон «рыхлой» застройки: предместье Радищева, Советские переулки, Копай, Затон, садоводства. И для экономики города это плохо. Как спасение — механизм развития застроенных территорий, которая открывает большие перспективы на многие годы вперед.

Этот механизм реализуется в Иркутске с 2012 года. За первые четыре года удалось заключить четыре договора, за 2016 год — пять, а в нынешнем году планируется получить добро еще на десять площадок.

— Пустых участков земли в Иркутске практически не осталось. Поэтому нужно осваивать уже застроенные территории. Мы постепенно освобождаем земли из-под двухэтажных жилых домов, индивидуальной застройки, производственных баз и на этом месте проектируем новые жилые микрорайоны, — рассказывает начальник департамента реализации градостроительной политики Ольга Иванова. — В мае на аукцион будет выставлено пять новых площадок: улицы Мухиной и Захарова, Лызина и Култукская, Радищева, Первомайская, Лыткина, Гончарова. Расселение 41 дома позволит освободить более 17 тыс. кв. м.

Но есть и другие зоны «рыхлой» застройки, которые требуют не просто уплотнения, а комплексного подхода. Например, район Парковый (территория от ЦПКиО до улицы Пискунова), улица Баррикад, микрорайон Затон. К слову, уже в этом году комитет приступит к разработке проекта планировки улицы Баррикад и объявит открытый архитектурный конкурс на концепцию развития территории Затона.

— Это уникальнейшее место, расположенное в слиянии Иркута и Ангары. Но наполнение у него хаотичное: тут и аварийные дома, и производственные базы, и мастерские Восточно-Сибирского речного пароходства, и индивидуальная застройка. Район нужно объединять и развивать в одном духе, — считает глава комитета. — Более того, уже есть инвестор, который готов взяться за консолидацию этой территории.

Живой и гибкий 

Генеральный план Иркутска — библия градостроителей. Они ориентируются в нем с закрытыми глазами, в то время как для обывателя это не более чем карта с разноцветными пятнышками. Разработка этого документа — словно прокладка путей, по которым городу предстоит двигаться целых 20 лет. Если генплан сделан на совесть, то состав стремительно двинется вперед, в обратном случае — застрянет на первом же перегоне.

— Как говорится, любой план через пять минут после его утверждения уже не отражает действительность. Но это не отменяет необходимость планирования, — подчеркивает Иван Готовский. — Да, со временем генплан устаревает, но если его не принимать, получится чехарда. И хотя он утверждается на долгий срок, как правило, раз в пять лет вносятся корректировки. Меняется он фрагментарно, основное стратегическое направление сохраняется. Транспортная схема, городские леса, рекреационные территории, расположение социальных объектов — это константы.

Таким образом, с одной стороны, генплан — документ фиксированный, но с другой — живой и гибкий. Он как лакмусовая бумажка всех происходящих вокруг событий. Изменилось федеральное законодательство, закрылось какое-то предприятие, появилась острая необходимость в новой дороге, накопились просьбы жителей — все это является достаточным основанием для внесения изменений. В 2016 году в Иркутске приняли новый генплан и правила землепользования и застройки. Если говорить коротко, документ «позеленел» и стал еще более суровым к точечной застройке.

Борьба за каждого жителя 

— Генеральный план — это еще и инструмент конкуренции между городами, — продолжает Иван Сергеевич. — Если мы создаем удобный город, к нам поедут люди, которые ценят комфорт, если создаем город для бизнеса — поедут предприниматели, если создаем студенческий город — привлечем молодежь.

Главной «фишкой», которая держит Иркутск на плаву, является озеро Байкал. Но при всем при этом он остается транзитным городом, в котором туристы надолго не задерживаются. Чтобы переломить эту тенденцию, необходимо развивать свои конкурентные преимущества — например деревянное зодчество, культурный потенциал, протяженность речных берегов. Именно этим сейчас и занимается комитет по градполитике: идет постепенная реализация проекта «Иркутские кварталы», ведется проектирование концертного зала на месте бывшей ТЭЦ, в ближайшее время планируется благоустроить две набережные — Верхнюю (от бульвара Постышева до плотины ГЭС) и Цесовскую (от Глазковского моста до мемориала «Вечный огонь»). Если когда-нибудь все побережье Ангары, Иркута и Ушаковки будет благоустроено, наш город непременно прослывет «сибирской Венецией». Все это в совокупности должно повысить туристическую привлекательность Иркутска.

 

— Кто стоит на месте, тот отстает. Кто движется шаг за шагом — тоже отстает, но в меньшей степени. Нам нужно быть на два шага впереди, — считает глава комитета. — Такие города, как Красноярск и Казань, рванули уже лет 10—15 назад. Пора нам их догонять и опережать.

СПРАВКА

В 2017 году заканчивается строительство:

Школа «Эволюция» на 1 275 мест

Основной корпус школы № 64 (на 550 мест)

Дополнительный блок школы № 66 (на 250 мест)

Начинается строительство:

Школа № 19 на 1 100 мест

Расширение гимназии № 25 на 550 мест

Школа в Лесном на 600 мест

Детский сад на Зимней на 350 мест

Детские сады на ул. Байкальской и ст. Батарейной (по 140 мест)

Физкультурно-оздоровительные комплексы на бульваре Рябикова и в Ново-Ленино