Новости Иркутска
Внимание! Электронная почта для публикации объявлений в газете "Иркутск"
reklama@mauirk.ru
т. 730-307
Тираж газеты «Иркутск»  – 38 000 экземпляров.
Мы предоставляем большой выбор рекламных возможностей

Что представляет собой работа детского врача-хирурга? Это сплошные дневные и ночные дежурства, когда домой приходишь только спать, а к восьми утра снова спешишь на работу. Когда не видишь собственную семью неделями, даже месяцами. Когда твой сын незаметно для тебя пошел в детский сад, и вдруг он уже учится в школе, а ты и не заметил, как же это он так быстро вырос… Но твой ребенок знает: папа все время на работе, он лечит других ребятишек, потому что он — детский хирург. Заместитель главного врача по хирургии Иркутской областной детской клинической больницы, кандидат медицинских наук, детский хирург Эдуард Сапухин вот уже 17 лет спасает жизни детей.

Выбор жизненного пути 

Мой собеседник признается, что не сразу выбрал профессию врача. После окончания школы мама сказала ему: «Знаешь, сынок, поступай-ка ты в медицинский!» И сын согласился, но в первый год не получилось — недобрал баллов.

— Пришлось пойти работать санитаром в операционный блок нашей районной больницы в Якутии, в поселке Усть-Нера, где мы тогда жили, — вспоминает Эдуард Владимирович. — Работа санитара — очень тяжелая: и физически, и морально. Необходимо на руках носить больных, возить их на каталке, перекладывать на операционный стол и обратно. Но именно должность санитара позволила сразу увидеть все плюсы и минусы будущей профессии.

Год отработал парень в оперблоке. Многое видел, ведь в районной больнице, где всегда не хватает врачей, нет разделения на детские и взрослые болезни: все операции делает один и тот же хирург. Особенно ему запомнился один случай. Это было зимой. Якутия, страшные морозы. Строители сдавали новый дом, шли последние отделочные работы. Девушка-маляр белила потолок, забравшись на высокие леса.

Подскользнувшись, она упала с высоты двух метров на доски, которые были разбросаны на полу. К несчастью, в одной из них торчал острым концом вверх толстый железный гвоздь, который прошел сквозь одежду и проколол пострадавшей спину.

— Гвоздь невозможно было вынуть, потому что он мог задеть главные артерии и вызвать кровотечение, — вспоминает хирург. — Поэтому девушку привезли к нам на скорой вместе с этой злополучной доской. Вместе с доской ее и на операционный стол положили: нельзя было рисковать. Я впервые видел, как раскрывают грудную клетку человека, как извлекают гвоздь, как зашивают. Это запало мне в память на всю жизнь!

Благодаря врачебному искусству и золотым рукам хирурга Алима Нургалиева, заведующего той районной больницей, девушку удалось спасти. Через несколько недель она уже выписалась совершенно здоровой. И это чудо — чудо возвращения человека к жизни — окончательно определило выбор профессии. Санитар оперблока твердо решил стать хирургом! Приехав в Иркутск весной, Эдуард на этот раз легко поступил в ИГМУ. Наставником в ординатуре стала опытный преподаватель Лолита Павловна Милюкова.

Самые лучшие минуты 

Думал ли Эдуард Владимирович, что и в его врачебной жизни будет точно такая же операция? Конечно, нет. Но ровно через двадцать лет, летом этого года, к нему в отделение на скорой привезли из дачного поселка пятилетнюю девочку. На первый взгляд, девочка просто крепко спала. Но только лица перепуганных родителей, их наполненные болью и горем глаза говорили о том, что это — вовсе не сон. Их дочка получила проникающее ранение длинным толстым гвоздем в область грудной клетки. Причем гвоздь прошел сквозь самое сердце. Как это случилось, никто толком объяснить не мог. Родители занимались огородом, привычными дачными делами, а ребенок спокойно играл на улице вместе с соседскими детьми.

Что произошло дальше, никто не понял. Дочка вернулась домой и упала в обморок. На ее груди родители едва разглядели маленький прокол, из которого не вышло ни одной капли крови: вся кровь скопилась в перикарде, сердечной сумке. И это было смертельно опасно!

— Мы сразу стали оперировать, — вспоминает хирург. — Через семь минут после того, как девочка покинула скорую, она уже лежала у нас на операционном столе. Только успел я сделать разрез, как ее сердце остановилось. Наступила клиническая смерть. Я взял сердце в руки и стал делать прямой массаж: сжимал и разжимал его, пытаясь заставить снова работать. Жизнь малышки висела на волоске: слишком много времени было потеряно родителями, хотя они и не были в этом виноваты. И вдруг прямо в моей ладони сердце встрепенулось, точно перепуганная птичка, и снова забилось!

Ощущение, когда в твоей ладони вновь бьется маленькое детское сердце, не передать словами! И с каждым биением жизнь возвращается… Наверное, это и есть самые лучшие минуты в жизни врача-хирурга.

Роботы на службе у врачей 

В Иркутской областной детской клинической больнице применяются самые передовые методы лечения, используются даже роботы нового поколения. Трудно переоценить заслуги главного врача больницы, заслуженного врача РФ, профессора Геннадия Гвака в обеспечении клиники самым современным медицинским оборудованием. Используя новейшие методы лечения и современную технику, хирурги областной детской делают до шести тысяч операций в год! На вооружении медиков, например, есть новейшие немецкие микроскопы, японские эндоскопические стойки, которые позволяют творить настоящие чудеса.

— Представьте себе операцию по удалению аппендицита 15—20 лет назад, — говорит хирург Эдуард Владимирович. — Если ребенок худенький, то он получал разрез в 10 сантиметров, а если был более тучным, шов занимал все пятнадцать. Теперь делаются высокотехнологичные операции с помощью эндоскопических аппаратов. На теле ребенка появляются три едва заметных крошечных разреза по пять миллиметров каждый. И все — аппендикс удален.

Новое эндоскопическое оборудование оснащено компьютером и крошечной видеокамерой, которая может проникать внутрь пищевода и выводить изображение на экран. Хирургу вовсе не обязательно разрезать брюшную полость и рассматривать все внутренности — он и так все видит. Его задача правильно определить очаг болезни и крошечными скальпелями извлечь наружу пораженные ткани.

В этом году к нам в Иркутскую областную клиническую больницу прибыли двое: бабушка и ее шестилетний внук. У ребенка была редкая опухоль головного мозга, которая располагалась в носу. Раньше эту операцию пришлось бы делать долго: необходима была трепанация черепа.

— Нам вновь помогла высокотехнологичная аппаратура, — поясняет хирург. — С помощью эндоскопии, не проводя трепанацию черепа, мы сделали операцию через нос. Бережно удалили всю опухоль, сделали пластику. Мальчик уехал домой здоровым!

Профессионализм наших детских врачей настолько высок, что о них знают далеко за пределами региона. К ним едут обменяться опытом врачи из Китая и Германии, Америки и Японии. Да и наши врачи постоянно учатся: они бывают не раз в году в Москве и Санкт-Петербурге.

— Если бы мне вновь пришлось выбирать профессию, я снова бы выбрал детскую хирургию, — признается Эдуард Владимирович. — Дети беззащитные и искренние. Конечно, они зачастую не могут тебе толком объяснить, где и что у них болит. Порой они громко плачут. Но это заставляет тебя быстрее соображать, применяя весь свой опыт и знания, чтобы спасти жизнь и здоровье маленького человека. Я горжусь тем, что работаю в самой лучшей детской больнице, что меня окружают профессионалы высокого класса, мои коллеги — детские врачи!

Фото Валентина Карпова