Новости Иркутска
Внимание! Электронная почта для публикации объявлений в газете "Иркутск"
reklama@mauirk.ru
т. 730-307
Тираж газеты «Иркутск»  – 38 000 экземпляров.
Мы предоставляем большой выбор рекламных возможностей

Мы сидим в светлом коридоре больницы. Он потихоньку пустеет, время близится к полуночи. Майя рассказывает нам свою историю, у нее забинтована рука, но она сохраняет боевой настрой. Настроены по-боевому и мы, ведь сегодня у нас ночное дежурство в городском травмпункте № 1.

— Это случилось 20 минут назад! — несмотря на боль, девушка находит в себе силы улыбнуться. — Шла с детьми, один у меня на руках был, второй впереди шел. Ребенок запнулся, а я — об него, и упала! Вот вправили вывих, загипсовали, иду писать отказ от госпитализации. У меня дети маленькие дома, нельзя мне в больницу…

Сам себе врач 

Распрощавшись с Майей, заходим в кабинет. Сегодня мы работаем с травматологом Иваном и медсестрой Еленой. Едва мы успели познакомиться, как в дверь постучали. Выйти мы не успели, поэтому присели на кушетку: благо еще днем нам выдали халаты. В кабинет вошли двое — взрослый сын с мамой. Мужчина неудачно упал, есть подозрение на перелом ребер.

— У меня слева болит, кашлять и смеяться не могу… Я тут подумал, может, что-то с печенью? — обеспокоенно спрашивает пациент, указывая на бок.

— Печень справа, — компетентно поправляет Иван, осматривая больного. — Вот здесь больно? А так?
После процедуры больного отправляют на рентген. Он почему-то противится.

— Может, не надо? — испуганно спрашивает пострадавший.

— Надо! Ну что за детский сад! — ворчит его мама.

Они удаляются в соседний кабинет. Медики заполняют карты. Тут без стука залетает парень в спортивном костюме и с ходу делится своей проблемой:

— На тренировке был, я, знаете ли, единоборствами занимаюсь, вдруг после приема палец выскочил, я его от испуга — раз! — и обратно засунул. Так бывало у наших пацанов.

Врач осматривает руку больного, медсестра заполняет карточку. Его также отправляют на рентген, в это время возвращается мужчина, у которого болит бок. Оказывается, у него ушиб, но, слава богу, без перелома. Иван назначает ему лечение, посетители уходят. У спортсмена тоже все обошлось без серьезных последствий. Ему забинтовали руку, и, получив листок с назначениями, молодой человек рассыпается в благодарностях.

— Спасибо! Пациентов вам поменьше сегодня ночью!

Пожелание не сработало. Но обо всем по порядку.

Головной убор из пены

Пока в дверь никто не стучится, мы расспрашиваем Ивана и Лену об их работе.

— Травмпункт, можно сказать, выполняет функцию первичной сортировки, — объясняют они. — Бывало, что и рожать приходят к нам, и зубы дергать… Просто иногда люди не знают, куда им нужно обратиться. Слышали лишь, что здесь больница, вот и идут. Отказать им мы не можем, оказываем первую помощь, а если не по нашему профилю, то перенаправляем в нужное отделение.

41-6-7 травмпункт-3

Мы же специализируемся на ушибах, растяжениях, переломах. Причины чаще всего банальны: человек оступился, поскользнулся, упал… Иногда и с высоты.

— Вот сегодня мужчина упал со второго этажа, повезло — отделался ушибами, — рассказывает Иван. — Пришел к нам сам. А еще из необычного: некоторые люди до сих пор лечатся народными средствами! То яйцом повреждение польют, то сахаром посыплют… Мочу прикладывают, потом приходят с ожогами от нее. Ну а лопух и капустный лист — это просто первые лекарства в аптечке у наших людей.

— Самый смешной случай в вашей практике?

— Мужик с монтажной пеной на голове, — заливаются звонким смехом медики. — Он пришел домой, а там у жены любовник. Как в анекдоте. В общем, обманутого мужа парочка окатила монтажной пеной, у мужика буквально кокон на голове вырос! Травм-то не было, небольшой ушиб. Его больше беспокоило это необычное украшение на голове. Состригли ножницами, прическа пострадала, конечно…

— А страшные истории бывали?

— Год назад другая смена принимали пациента, мужчина был выпивший, — рассказывает Елена. — Ему что-то не понравилось, начал пистолетом махать, к голове врача приставил дуло. Хорошо, что санитарка не растерялась и вызвала охрану и ГБР.

— А еще как-то раз один буйный пациент забежал в рентген-кабинет и в проявочной комнате начал крушить растворы, — вспоминает Иван. — Вызвали ГБР, приехали офицер и два огромных парня, как сейчас помню, их звали Коля и Ваня. Ребята здоровые, но интеллигентные: долго спрашивали, можно ли дверку сломать? А нарушитель-то не такой воспитанный, за дверью крушит все подряд! В общем, один удар ноги, дверь падает, Ваня с Колей залетают, хватают хулигана… Через минуту мы видим такую картину: идет Коля и аккуратно так несет нарушителя… за пояс. Тот орет, вырывается, болтает ногами.

Тут наш разговор прерывается стуком в дверь.41-6-7 травмпункт-1

«Доктор, я умру?» 

— Можно, да? — осторожно заглядывает в дверь парень. — Я просто первый раз здесь…

— Дай Бог последний, — гостеприимно улыбаются медики. — Проходите, рассказывайте.

— Рука болит. Я просто упал, ой, везде больно!

Больного отправляют на снимок. В коридоре его ждет девушка. После рентгена выясняется, что у него один палец сломан и два вылетело.

— Ну, я упал, а потом в стену ударил, — уклончиво говорит пострадавший. Очевидно, он просто с кем-то подрался. Больному необходимо вправить вылетевшие пальцы. Перед этим нужно поставить обезболивающее.

Тут паренек взмолился:

— Можно, девушка со мной постоит? Не могу без нее! Света, ко мне!

— Да он просто уколов боится, — объясняет девушка, подходя к нему, чтобы обнять.

После недолгих причитаний парень сдался. Из-за укола боль немного отпустила, и началось основное действие — медики стали вправлять «вылетевшие» пальцы на место и гипсовать руку. Медсестра крепко держит его за плечи, тот вырывается, дергает ногой.

— Сфотографируй меня, хоть будет что вспомнить! — кричит больной нашему фотографу, пытаясь отвлечься от болезненной процедуры. — В «Одноклассники» выложу.

— Ты мне самой руку сейчас сломаешь, — говорит Елена, удерживая паренька.

Наконец-то процедура закончилась, и больного отправили на контрольные снимки — посмотреть, все ли встало на свои места.

Пока он прогуливается до рентгена, медсестра объясняет нам, как происходит гипсование. Хранится гипс в индивидуальной упаковке. Для каждого больного отмеряют определенный размер материала в зависимости от показаний снимков, буквально на пять секунд его опускают в воду и быстро закрепляют на поврежденной конечности. Полностью засыхает он в течение суток.

— А кто справляется с болью лучше, мужчины или женщины?

— Женщины от природы терпеливее, — отвечает Иван. — Вот на прошлом дежурстве пришел мужчина с маленьким порезом на пальце, так он орал на всю больницу: «Доктор, скажите, я умру?!».

Вообще, травматологам часто приходится сталкиваться с негативом. Ведь больные обращаются с острой болью, им необходима экстренная помощь, поэтому эмоции, как правило, зашкаливают. Но со временем врачи перестают обращать внимание на обстоятельства.

— Это у них драки, ДТП, неудачные приземления, а у нас работа — устранять последствия всех этих человеческих катастроф, — объясняет доктор. — Мы делаем людям больно, чтобы потом им стало лучше. Кстати, в очереди к травматологу все равны: и чиновник, и бизнесмен, и обычный работяга.

Иван — из династии медиков, его родители врачи, отец — хирург. По специализации наш герой — травматолог-ортопед, работает с 2012 года.

— Мне нравится травматология, — говорит Иван. — Люди приходят разные, травмы случаются разные, поэтому интересно. Когда вправлял свой первый вывих, так переживал, что даже пациента не запомнил. Тогда я научился видеть конечный результат. Говорят, что со временем врачи становятся циничными. Скажу так — это необходимость, ведь если давать волю эмоциям, то это негативно скажется на процессе лечения.

Шанель и интерны 

Действительно, проживать чужую боль тяжело. В этом мы вскоре убедились: в течение следующего часа в кабинет травматолога заглянули пострадавший в драке мужчина, женщина после ДТП, бомж и парень с вывихом. Все получили медицинскую помощь. Кто следующий на очереди?

— Ой, сейчас «Шанель № 5» придет, — мрачно объявляет медсестра, выглядывая в коридор.

Едва мы начали разгадывать, что это означает, в кабинет вплыла «Шанель». Точнее, первым вплыл умопомрачительный аромат, исходивший от дамы с неряшливым пучком на голове. Мадам была не первой свежести, но зато со свежим маникюром. Алыми ногтями она держалась за дверь.

— Меня тут ножом пырнули, — буднично сообщила она, кивая на левую ногу.

Мы с фотографом, не выдержав испытания запахом, рванули в коридор, оставив врачей разбираться с экстравагантной посетительницей. Дождались, пока ее отправят на рентген. Вскоре она возвращается — рентген не выявил ничего серьезного, про ножевое ранение женщина выдумала.

— А это кто, практиканты? — кокетливо спрашивает «Шанель», глядя в нашу сторону. — Первый курс?

— Второй, — коротко отвечает доктор. — Так, я вам назначу «Фастум-гель», мазать три раза в день. И не употреблять алкоголь ни в коем случае!

— А курить-то можно? — заволновалась женщина.

— Можно, — вздохнул Иван.

Едва за барышней захлопнулась дверь, в кабинет влетает молодой человек.

— У меня нога болит… Короче, пили сегодня, подрались, конечно, ну меня два раза пнули, я упал! А у меня еще рецидив, что-то с пяткой, я у вас в больнице здесь лежал, — больной оказался общительным. — Ой, а это что, интерны, да? А вы над ними как Быков в сериале издеваетесь?

После уточнения обстоятельств травмы парня отправляют на рентген. Он не может надеть кроссовки, просит бахилы. Мы, вжившись в роль интернов, быстро подаем ему синий мешочек. Но бахилы не потребовались — он уже ускакал от нас на здоровой ноге.

Между тем время уже перевалило за три ночи. Иван, пока нет больных, складывает руки на груди и закрывает глаза. Мы прощаемся и выходим в коридор. Одеваемся, вызываем такси. В это время в больницу забегают парень с девушкой, которая, морщась, держится за шею. Ребята стремительно проносятся мимо нас. Мы понимаем, что подремать травматологу не удастся…

Фото Влада Семенова