Новости Иркутска

«Ну что? Думаете, что сумеете меня поймать? Навряд ли», — женщина в трубке громко смеется. Ее елейный голосок не вызывал особого желания броситься в погоню. Я отключаю мобильный… На дворе ночь, вокруг бегают и суетятся незнакомые люди. Игра все больше начинает походить на триллер.

Женский след 

А не поиграть ли нам в «Дозор»? В конце лета организаторы объявили о презентационной игре для новичков. Если коротко, то «Дозор» — это игра с разгадыванием логических головоломок, ориентированием по городу и поиску кодов в необычных местах. Чтобы понять смысл, нужно в ней поучаствовать — так объясняли опытные дозорные. «Почему бы не проверить свои силы?» — подумали мы и попросились в экипаж.

— Нужно одеться удобно и попроще, чтобы не жалко было испачкаться, — предупредили нас организаторы. — С собой взять фонарик, телефон и перчатки.

В девять вечера подходим к скверу под Ангарским мостом. Здесь пройдет брифинг, около детской площадки уже собралась куча народу. Сегодня в бой вступает около 70 команд. Находим Елену — своего куратора. Та оказалась миловидной блондинкой со взглядом прожженного дозорного.

— Играю уже девять лет, — говорит она. — «Дозор» — это зависимость, я даже когда замуж выходила, мужа предупредила, что раз в две недели я ночью из дома ухожу, и это не обсуждается.

 

Лена в нашем экипаже будет исполнять роль водителя. Также в команде еще один игрок, молодой человек Александр. С ним мы знакомимся у машины и теряемся в толпе. Между тем брифинг на простой инструктаж не похож: взобравшись на детскую горку, человек в пальто и шляпе рассказывает об обстоятельствах преступления. В руках у него сигара, под ногами — тело мужчины… В общем, мероприятие явно не для слабонервных.

35-8-9 ночной дозор-4

Легенда такова. По городу прокатилась серия убийств, жертвы — мужчины. На местах преступлений всюду оставались кровавые следы шпилек и красной помады. Почерк женский, убийства близки к ритуальным — так гласило заключение эксперта. Но лучшие оперативники не могут взять след маньячки, держащей всех в ужасе уже второй месяц…

— И только вы — дозорные — сегодня можете шагнуть в неизвестность и найти убийцу, — сообщает человек в пальто. — Сейчас мы раздадим ориентировки, там указана информация о том, как можно обнаружить злодейку. Внимание — команды, отправьте одного человека для получения инвентаря для игры!

— Может, мне сходить? — пока я размышляю, Елена говорит: — Саша сходит, получит.

Остаемся на перекличку. Кстати, наша команда называется просто и звучно: «Газета «Иркутск». А пока мы подтверждаем свое присутствие громким «Здесь!». Все идет хорошо, но… После переклички выясняется, что те члены команд, что отправились получать инвентарь, исчезли… Их похитили?

— Хорошо, что не меня отправили! — в сердцах выдыхаю я. Что и говорить, а командного духа мне не занимать.

Тут и раздается зловещий звонок от неведомой женщины с обманчиво-сладким голоском…

Пакет на голове 

Найдем ли мы Сашу? Кто только что напугал меня по телефону? — вопросов больше, чем ответов. Известно лишь время старта — 22:00. Пока ждем начала, Елена приводит к нам еще одного молодого человека. Они с Алексеем уже играли в одной команде — опытные игроки должны нам помочь. Такая поблажка вполне обоснована: мы пропустили тренировочный сбор, к тому же наш фотограф в основном будет работать, а не играть. И даже с похищенным молодым человеком нас в команде четверо, а не пятеро, как у других.

— Лиса — это движущийся объект, который надо остановить. Агент — человек, которого нужно вычислить, а локация — место, где необходимо искать коды (зашифрованные подсказки), — объясняет Елена. — Выигрывает тот, кто выполнит все первым. Сейчас я отправлю вам движок.

Нам на телефоны приходит «движок»: это программа, в которой мы должны получать задания и вбивать коды. До получения задания пять секунд — мы считаем вслух. Ровно в 22:00 приходит сообщение: «привет, лисенок! злишь меня… решил со мной поиграть? Пока вы были Отвлечены, неизвестный чеЛовек Использовал эТо и похитил, Если не всеХ, то по одному участнику команды точно! это, кстати, моих рук дело. спасите их, время уходит, а вы ездите по кругу… Примечание: остановив лису, найти своего человека. Движению лисы не препятствовать».
Эту загадку мы разгадали сразу же: если сложить заглавные буквы в сообщении, получается слово «политех». Отправляемся туда, размышляя вслух: — Если с каждой команды по человеку, то похищенных около 70 игроков. Куда можно поместить столько народу, если «лиса» — это движущийся объект? Точно, это автобус!

Обычно лису нужно остановить, но здесь указано, что движению ее не препятствовать. Значит, нужно зайти в автобус на остановке. Но в какой из них? Время десять вечера, мимо ходят рейсовые автобусы, а наш, судя по всему, должен ездить по кругу. Тут на остановке с противоположной стороны замечаем большой автобус без таблички с маршрутом. Может быть, это и есть «лиса»?

— Быстро туда! — командует Елена, и мы мчим на ту сторону. Паркуемся, автобус еще на месте. Мы с Алексеем бежим к дверям, запрыгиваем внутрь, но не тут-то было! Суровый инквизитор (так называют себя организаторы на этапах) объявляет:
— По одному человеку от команды!

Как новичок, в автобус залезла я. И тут меня осенила страшная мысль: «Как же узнаю Сашу, ведь я его даже не запомнила?»

Но оказалось, что необязательно знать своего игрока в лицо. Перед моими глазами предстало жуткое зрелище: на головы похищенных надеты пакеты. Вокруг суматоха, кто-то уже нашел своего игрока и осторожно выводит его, а я даже не знаю, как найти товарища по команде…

— Газета «Иркутск»! Александр! — не теряя времени, завопила я, тормоша каждого сидящего.

— Я здесь! — раздалось глухое восклицание. Саша сидел, по закону подлости, в самом конце салона.

Перепроверив несколько раз, точно ли он в моей команде, я схватила игрока и рванула к выходу. Пакеты пленникам снимать нельзя, так что бедный мой коллега двигался на ощупь… И тут, как назло, автобус поехал. Пришлось выходить на следующей остановке.

Когда мы выбрались из «лисы», нас встретила девушка-инквизитор. Сняла с Саши пакет и загадочно прошептала: » К концу кода добавляем 27!»

Код оказался у Саши в конверте. Мы несемся туда, где нас высадили, распугивая жителей Студгородка. Но на месте машину Елены не обнаруживаем. Звоним товарищам.

— Вы где?!

— Мы на той стороне, поехали за автобусом, — невозмутимо сообщает наш фотограф.
Делать нечего, бежим обратно, теряя драгоценные минуты. Запрыгиваем в машину, Саша достает код из конверта, вбиваем его в телефон. Код принят! Отдышавшись, читаем следующее задание.35-8-9 ночной дозор-5

Пробежка по трубам

«Ну что, нерпенок? На нас вышел агент один восемь восемь, который трижды утверждал, что знает где произойдет следующее преступление маньячки. Нам необходимо встретиться с ним. Он оставил сообщение: «Англичане, приезжая на Байкал, говорят, что это легко». Примечание: Агенту нужно сказать: «Я знаю, кто украл меня на брифинге».

Опять начинается мозговой штурм:

— По-английски фраза «Это легко» звучит как «It is easy». Это же Easy school! Только какая из них? Приезжая на Байкал… Байкальская улица? А цифры? Агент 188 утверждал трижды… Байкальская, 188/3!

Летим на Байкальскую, у входа в Easy school уже толпится народ. Заходят по одному. Если это школа иностранного, то, наверное, будут задания на английском — решили мы и отправили нашего фотографа Влада, владеющего языком и, кстати, посещающего Easy school.

Оказалось, что задание с английским не связано: среди пятерых «кандидатов» нужно узнать пособника маньячки. Влад вернулся быстро, сообщил нам код, но он не прошел. Наш игрок ошибся, выбрал не того человека.

35-8-9 ночной дозор-2

— Если надо сказать «Я знаю, кто украл меня на брифинге», то идти должен тот, кого украли, — додумались мы. — Саша, иди ты!

Саша вернулся с кодом. Но он опять был неверный. И в третий раз наш игрок не угадал. В четвертый пошла я. Назвав кодовую фразу, выбираю самого свирепого на вид парня. Он показывает код, запоминаю. Бегу к своим, но… Опять промах! Методом исключения понимаем, что пособник — это бородатый парень в центре. Саша, быстро сбегав внутрь, сообщает код. Есть!

Бежим в машину. Приходит сообщение: «Я хочу немного поиграть с тобой, искатьменянесложно и даже очень интересно. Но для начала тебе нужно найти моего друга за решеткой#».

В наш век компьютерных технологий и социальных сетей все знают, что такое хэштег.

Набиваем в телефон #искатьменянесложно, понимаем, что надо ехать в сторону Солнечного, к трубам теплотрассы на Байкальской. Это первая локация.

Там уже лазят другие дозорные. Ищем на стенах отметку «DRL» и значок топора, это значит, что в трех метрах находится код. Разделяемся, я лазаю вокруг бетонной опоры, пытаясь найти красные цифры. Алексей, как опытный игрок, подсказывать нам не может: он только следит за тем, чтобы мы не убились и все поняли верно. На этом этапе я поняла, почему надо было одеться попроще, — испачкаться в поисках кодов ничего не стоит. Пытаясь преодолеть кусты и холмы, я даже свалилась в яму. И перед глазами пронеслась вся моя жизнь…

— Газета «Иркутск»! — раздалось где-то вверху. — Все, мы сняли все коды!

Оказалось, что пока я вникала в систему локации, Саша нашел все коды. Да, с игроком нам повезло. Отзываясь на «Газету «Иркутск», я выползла из кустов. «Может, надо было придумать другое название?» — подумалось мне. Но размышлять о том, видел ли кто-то мой позор, уже некогда. Следующее задание уже у нас в руках.

На «тройку» только мальчики 

«Ну что, зайка? А вот и я, ты скучал по мне? Стоило мне немного отвлечься, как у меня появился подражатель. не люблю, когда кто-то играет моими игрушками, поэтому я его наказала… хочешь посмотреть на это? Тогда скорее приезжай к нам, мы ждем тебя! Ах да, чуть не забыла, ты сутулишься, когда читаешь сообщения, я видела… Как бы красный горб не нарос».

Кажется, главное скрывается в «красном горбе». Какие в Иркутске есть улицы, начинающиеся на «Красно»? Красноярская, Красноказачья…

35-8-9 ночной дозор-3

— На Красноказачьей есть СТО «Горбатый», — догадался смекалистый Саша. Мчим туда.
Рядом с СТО заброшенное здание. Там нас уже встречают инквизиторы.

— Играет только пятый этаж, — сурово объясняют они.

Леша и Саша быстро бегут внутрь здания, мы с фотографом чуть позади. Лена ждет нас в машине.

— Я туда не зайду, я туда не пойду! — кричу я, забегая в темное помещение и все-таки догоняя товарищей по команде.

На полу битое стекло и строительный мусор. Заброшенные здания — это так атмосферно, что у меня даже закружилась голова.

— Заходи, не бойся, — командует Алексей, открывая дверь в то, что когда-то было комнатой.

—  Ищи метки, рядом коды.

Шататься ночью по заброшенному зданию одному страшновато. Но когда вокруг куча людей с фонариками, это даже весело. Все ищут коды, обнаружив, стараются вбивать их незаметно — чтобы не увидели соперники.

Первое время, найдя подсказку, я радостно вскрикивала, освещая находку фонарем, пока вбивала. Потом поняла, что не стоит подсказывать другим заветные места, поэтому, найдя сложный код на трубе под потолком, запомнила его и, незаметно вбив в телефон, громко заявила:

— Да где ж этот проклятый код-то? Невозможно найти!

Каждый код отмечен степенью сложности и опасности. 1 — самый простой, 1+ — уже посложнее. Самый трудный — 3, на «тройку» девочек не пускают. Чаще всего в поисках нужно залезть высоко или добраться в труднодоступное место. Что ж, полазить нам той ночью довелось немало.

Страшная комната 

Мы нашли все коды в этой локации. Отправляемся в следующее место: разгадали, что это улица Баррикад. Припарковавшись, бежим в заброшенное здание. Здесь с входом сложнее: надо лезть через окно. Алексей по-джентльменски предлагает мне помочь, но я хватаюсь за грязную раму и сама карабкаюсь наверх. И куда только подевался мой настрой: «я туда не зайду, я туда не полезу»? Азарт приходит во время игры.

Первый этаж. Грязно, пыльно, кажется, что добровольно сюда никто никогда не зайдет, но… в такой атмосфере играть в «Дозор» особенно увлекательно. Сняв все коды, мы бежим в машину. Получаем задание: ссылку на старую новость о банде солдат, которая промышляла грабежами и другими преступлениями. «Заголовок надолго останется в моей памяти. 9/13, 4/5, 2/7, 5/1…» — сообщает злодейка, намекая на то, что адрес нужно искать в заголовке. Понимаем, что первая цифра — это слово, вторая — буква в этом слове. Сложив, получаем Советскую. Что на Советской связано с военными? Ну конечно, ИВАТУ!

Мчим туда. В одном из зданий — движение. Инквизиторы отправляют нас вниз, на цокольный этаж. Там среди мрачных стен находится одна освещенная комната, по всей видимости — жилая. Комната нашей злодейки. Около двери — метка. Код где-то рядом, надо зайти внутрь.
Диван залит «кровью». На стенах фотографии жертв… Повсюду красная краска, как же найти красный код? Оставив меня в этой комнате, товарищи по команде отправились искать другие коды. Обшарив глазами все (руками трогать инквизиторы запретили), я наткнулась на красные цифры под потолком… Код принят!

Выбегаю к своим, они уже нашли остальные цифры. Ждем следующего послания, но тут в движке приходит сообщение: «Вы выполнили все задания».

— И это все?! — разочарованно выдыхаем мы. Поймать маньячку не удалось, но мы вышли на ее след и прошли все уровни.

Дубинка для таксиста 

Обычный дозор может идти до утра, а игру для новичков мы закончили примерно около часа ночи. Едем на постбрифинг — узнать предварительные результаты и обсудить игру. Елена говорит, что в одном экипаже бывает несколько машин, есть и штаб — это игроки, разгадывающие головоломки дома, у компьютера и отправляющие полевиков на локации.

— Как-то раз мы решили сыграть не на машинах, а на автобусе, — рассказывает Лена. — Сняли пазик, водитель был выходец из южной республики. Знал по-русски только «направо», а «налево» не знал. Поэтому на локации останавливались за километр, нам приходилось бежать потом пешком, но даже так умудрились занять третье место. А еще один раз у нас посреди игры сломалась машина, и мы отправились доигрывать на такси. Приходилось менять таксистов. У меня с собой был огромный фонарь, я его в рукаве держала. И вот мы ловим такси, а после этапов все в грязи, пыльные. Я протягиваю руку, чтобы открыть дверь, фонарь, похожий на дубинку, вылетает… Таксист, испугавшись, дал по газам!

 Елена — одна из самых уважаемых дозорных, в обычной жизни занимается инженерными изысканиями для строительства. В «Дозорах» участвуют многие ее родственники: сестра — постоянный игрок, мама как-то раз сидела в штабе, а муж однажды был агентом.

— Приходилось играть и в сорокаградусный мороз, — вспоминает Елена. — Как-то локация была на берегу Ангары, мы припарковались около забора, у меня тогда была бордовая машина. Долго искали коды, когда вышли, не смогли найти автомобиль. Оказалось, что он просто настолько заиндевел, что слился с забором! Нашли мы ее только по сигналке.

Приезжаем на постбрифинг. Народу на площадке мало. Это значит, что мы, по крайней мере, не последние. Потихоньку скверик заполняется: здесь и восхищенные игрой новички, и видавшие виды инквизиторы, которые рассказывают интересные истории. Например, как варили «кровь» для комнаты маньячки.

— Кипятим воду с сахаром, добавляем пищевой краситель бордового цвета и немного синего, — делится рецептом девушка-инквизитор. — Опять кипятим, просеиваем туда муку, чтобы не было комочков. Получается жидкость густой консистенции!

К половине третьего ночи начинается постбрифинг. По итогам подсчета результатов, газета «Иркутск» заняла шестое место из 69 участников. На такой успех мы даже не рассчитывали.

Фото Влада Семенова

Комментарий психолога
Доктор философских наук, психолог Олег Кармадонов:
— Игра — неотъемлемая часть действительности. В «Пиковой даме» Чайковского Герман утверждал, что таковой является вообще вся наша жизнь. Шекспир, говоря про театр, рассуждал примерно так же. Йохан Хейзинга подвел промежуточный итог, написав про «человека играющего» (Homo Ludens), а Эрик Берн всю структуру наших отношений с реальностью рассматривал как одну сплошную игру, распадающуюся на малые, личные игры.
Одна из задач игры — встряхнуть рутину, обновить восприятие жизни. Чем правдоподобнее антураж игры, тем эффективнее достигаются эти цели. Поэтому так важен реквизит. Не всегда, конечно, можно достичь высокого уровня правдоподобности, как в голливудском блокбастере («Игра», 1997). Отсюда — расчлененка в квестах и кровавые сцены в «дозорах». Популярность этого времяпровождения говорит как минимум о двух вещах. Во-первых, о наличии свободных средств и, во-вторых, о наличии свободного времени. И первое, и второе указывают в свою очередь на наличие психологической пустоты, которую все время нужно заполнять. Но это означает и то, что чем больше участников, тем больше в обществе совокупной пустоты. И еще одно — в отличие от политических игр, в «дозорах» человек хотя бы короткое время верит, что от него действительно что-то зависит.