Новости Иркутска
Внимание! Электронная почта для публикации объявлений в газете "Иркутск"
reklama@mauirk.ru
т. 730-307
Тираж газеты «Иркутск»  – 38 000 экземпляров.
Мы предоставляем большой выбор рекламных возможностей

Есть такие люди, которые, кажется, открыли для себя эликсир неутомимости и научились расширять рамки обычных суток — вместо 24 часов у них 48, а то и все 96. Иначе как объяснить, откуда они берут силы и время на решение всевозможных задач и реализацию разнообразных проектов?

Ответ прост. Как говорит Любовь Аликина: «Я просто не могу этого не делать». Обладательница двух дипломов — геолога и специалиста по связям с общественностью, — она получает третье, педагогическое, образование и уже подумывает о четвертом, ведь юридические знания очень пригодятся в общественной работе. В разговоре она уверенно оперирует цифрами — суммами, датами, номерами законов. Общественный правозащитник, руководитель ТОСа, эксперт в области ЖКХ — на мелочи Любовь Константиновна размениваться не привыкла.

Дело чести 

Моя собеседница — мама троих детей и бабушка четырех внуков. Двое внучат живут с ней. «Подрастает молодое поколение общественников», — шутит Любовь Константиновна: на многих встречах и мероприятиях внук и внучка ее сопровождают, набираются опыта и знаний. Целый шкаф в ее небольшой уютной квартире занимают документы — запросы и обращения, ответы на них из различных структур и ведомств, распечатки законов, тома судебных процессов, в которых она участвовала как общественный правозащитник. Из тринадцати судов выиграть удалось девять.

Сегодня для Любови Аликиной самое важное — участвовать в защите леса и Байкала. Этим она активно занимается вместе с Общероссийским народным фронтом. Рабочие группы активистов проводят проверки незаконной вырубки леса и застройки береговой полосы Иркутского водохранилища, Ангары и Байкала.

В день нашей встречи Любовь Константиновна как раз получила из следственного комитета долгожданный ответ по поводу последнего дела — уничтожения леса на 24-м километре Байкальского тракта. Там строится релакс-поселок.

— Занимаемся этим уже больше года. Там вырублено столько, что страшно представить — 24 сосны в три обхвата. ОНФ регулярно проводит собрания, совещания, в том числе и с Владимиром Путиным. Президент понимает важность этой проблемы и дал распоряжение в ней разобраться, — говорит Любовь Константиновна.

В ОНФ Аликина попала по воле случая. Причиной послужила довольно криминальная история. В феврале прошлого года, отправившись на дачу, женщина решила прогуляться пешком по берегу Каи. Пройдя немного, заметила подозрительную активность в пойме реки. А приблизившись, увидела, как группа людей валит вековые сосны.

— Раньше мы туда постоянно вызывали пожарных, потому что лес горел. Теперь выяснилось, что «черные» лесорубы так готовили деляну под вырубку. Мол, горелый лес, кому он нужен. Я вызвала полицию, семь с половиной часов простояла в лесу по колено в снегу, — рассказывает она.

Защита леса — это, можно сказать, дело чести и вопрос собственного здоровья Любови Аликиной. Из-за инвалидности по астме ей необходим чистый хвойный воздух и наличие водоема неподалеку.

Садоводство «Изумруд» идеально вписывается в эти требования. А тут в чудесный зеленый уголок без приглашения вторглись незваные гости с бензопилами.

После того как Любовь Константиновна развернула активную кампанию по защите леса в пойме Каи, ее заметили. По стечению обстоятельств в Иркутск в это время пожаловал сопредседатель Центрального штаба ОНФ Александр Бречалов, с которым ей удалось поговорить. Уже в начале марта было принято решение о создании Центра мониторинга по экологии и защите леса и рабочих групп по регионам. В группу по Иркутской области включили и Любовь Аликину. Сегодня объединение занимается тем, что вскрывает вот такие «серые» схемы наживы.

— Меня потом спрашивали, не боялась ли я стоять в лесу наедине с такими людьми? Единственное, о чем я тогда беспокоилась — не отобрали бы деньги, тем утром я пенсию получила, — смеется она. — Но страшно мне не было. Знаете, я инвалид и уже семь раз «умирала» — у меня был анафилактический шок и давление по нулям. Я знаю, что такое смерть, и совершенно по-другому отношусь к миру. Радуюсь тому, что проснулась, что идет дождь, что есть лес и вода, которые мне помогают.

Договориться с болезнью

В молодости Любовь Константиновна жила и работала в Читинской области. Там геологи открывали урановые месторождения. Вышла замуж, родила троих детей, жизнь шла своим чередом. Но однажды случилась беда.

— Тот день я помню очень отчетливо — вторник, 17 июля. Мне было 23 года. До этого, в пятницу, я немного простыла и лежала дома. Чувствовала себя плохо, но отказалась ложиться в больницу из-за детей — младшему сыну тогда было всего два месяца. Становилось все хуже и хуже, дышать было почти невозможно — каждый вдох давался с трудом и болью. С понедельника на вторник состояние усугубилось. Я не могла уснуть и в четвертом часу утра вышла на улицу немного проветриться. После того, как глотнула воздуха, мне стало совсем плохо. И тут же увидела, что в огороде вся зелень стала коричневого цвета.
Оказалось, на заводе неподалеку, где урановую руду обогащали серной кислотой, произошел выброс ядовитых паров. Едкое облако накрыло геологический поселок Октябрьский. Из десяти пострадавших выжила только Люба.

Виновные в этом происшествии были наказаны, но что в этом толку, если едва выбравшаяся с того света Люба, пролежавшая много часов под аппаратом искусственного дыхания, на всю жизнь осталась инвалидом?

— Первый раз группу инвалидности предложили, когда мне было всего 27 лет. Я плакала, отказывалась. Согласилась на это только в 2005 году. А тогда я выбрала семью и боролась за жизнь ради мужа и наших троих детей. Я человек очень активный, и этот адреналиновый резерв моего организма тогда помог мне выжить. Да и сейчас помогает работать, ведь я постоянно преодолеваю какие-то трудности. Можно сказать, я сама себе организовала ремиссию, договорилась со своей астмой. Французские пульмонологи, которые обследовали меня, сказали то же самое.

Сразу в бой 

— В Иркутск мы переехали в 2004 году, и я тут же принялась за дело. С жителями начали приводить в порядок двор, заасфальтировали территорию, организовали детскую площадку. По моей инициативе в 2007 году мы создали ТОС «Рубин». Есть одно большое достижение: в ТОСе у нас три дома, и в двух из них провели капитальный ремонт. За три года я побывала на аудиенции у сотни чиновников, чтобы этого добиться.

В итоге в домах заменили буквально все. Одна из самых дорогих работ — создание вентилируемого фасада. Но оно того стоило, ведь после этого у нас на треть упала плата за коммунальные услуги из-за экономии тепла и электричества.

Дом действительно стал красивый — чистый и светлый, с застекленными балконами, которые подрядчик по фасадным работам сделал бесплатно. Любовь Константиновна рассмеялась в ответ на мое удивление. Оказывается, на тот момент в законе о капитальном ремонте существовала такая норма — 10% от стоимости работ должен составлять собственный вклад их исполнителя. Получается, жильцы сдали от 10 до 15 тысяч рублей на капремонт, а взамен получили бонусы примерно той же цены.

— Раньше я никогда не занималась вопросами ЖКХ, но много читала, изучала законы, потому что во всем хочется дойти до самой сути. Теперь с уверенностью могу сказать, что понимаю в этом больше многих. Я даже читала бесплатные лекции. Девятнадцать многоквартирных домов Иркутска прошли через капитальный ремонт при моем непосредственном участии — я готовила пакеты документов.

С депутатом по округу Андреем Хоменко Любовь Аликина поддерживает ровные конструктивные отношения. Недавно, например, депутат помог обустроить небольшой офис для ТОСа «Рубин». Жители в свою очередь принимают активное участие в различных мероприятиях железнодорожного университета.
— Когда меня спрашивают: «Где вы работаете?», я впадаю в ступор. Отвечаю: «Я инвалид второй группы». Мне не верят, — смеется она. — Именно поэтому считаю, что со многими болезнями можно справиться благодаря воле и желанию. У меня получилось.

Фото Валентина Карпова