Новости Иркутска
Внимание! Электронная почта для публикации объявлений в газете "Иркутск"
reklama@mauirk.ru
т. 730-307

Лучший спортсмен Приангарья ХХ столетия, олимпийский чемпион, почетный гражданин Иркутска — это все о нем. Константин Григорьевич Вырупаев ушел из жизни четыре года назад, но память о великом борце живет в сердцах иркутян. Он был трудолюбивым на тренировках, непобедимым на ковре, простым и веселым в жизни. У каждого, кто вспоминает Константина Григорьевича, неизменно лицо освещается улыбкой. Достойный спортсмен, верный семьянин, душевный друг — он остается жить в памяти друзей, в мыслях юных борцов и в нашей новой рубрике о великих иркутских спортсменах.

«Хоть умру, но выиграю!» 

Родился Константин Вырупаев 3 октября 1930 года в Иркутске. В 1947-м начал заниматься греко-римской борьбой у Евгения Потапова. В 1950-м был призван в армию, там продолжил занятия спортом и был включен в сборную команду СССР.

1956 год для Вырупаева стал судьбоносным: он отправился на летние Олимпийские игры в Мельбурн. Боролся в весовой категории до 57 килограммов. Прошел жесткий отбор: тогда в сборной СССР была невероятная конкуренция — это ведь была огромная страна! Конкурентом иркутянина был Борис Гуревич, олимпийский чемпион 1952 года в Хельсинки. Гуревич также являлся воспитанником Владимира Кожарского, главного тренера сборной СССР. А наш борец к тому времени выиграл только 3-4 международных турнира… Но Кожарский принял решение отправить на Олимпиаду Константина Вырупаева и Владимира Сташкевича. И до последнего было неизвестно, кто же из них выйдет на ковер.

— Костя рассказывал: приехали в Мельбурн, а там жара невыносимая, влажность, не то что тренироваться — вылазить из номера не хочется! — вспоминает друг чемпиона, руководитель музея спортивной славы Приангарья, заслуженный работник физической культуры России Александр Ширшиков. — А кто будет выступать, неизвестно, оба тренируются. И за два дня до соревнований сказали, что выступать будет Вырупаев.

В первом круге иркутянин проиграл решением судей со счетом 2:1, во втором круге выиграл, но по очкам. А для победы по тем правилам ему нужно было оставшиеся схватки выигрывать только чисто!
«Пошел вечером прогуляться, возвращаюсь, слышу: на втором этаже на лестничной клетке разговаривают Кожарский и представитель спорткомитета СССР, — рассказывал после Олимпиады Вырупаев друзьям. — И вот чиновник говорит: «Да-а, Володя, ошиблись мы в сибиряке… Зря ты взял его в команду!». Меня всего затрясло. Почти всю ночь не спал, думал, хоть умру, но всех выиграю!»

Так и случилось: Константин Григорьевич выиграл все оставшиеся схватки и стал олимпийским чемпионом. Стал первым сибиряком-борцом, взявшим Олимп. А по дороге из Австралии в Москву с иркутянином случилась смешная история, которую уже не одно поколение борцов рассказывает, как байку.

По прозвищу Омуль 

— До Владивостока сборная СССР добиралась на корабле, — вспоминает Александр Ширшиков, — а дальше на поезде. Везде, где останавливались, героев встречали с почестями — звучала музыка, люди приносили цветы. Но была установка, что никто из спортсменов нигде не сходит, все вместе едут в Москву на торжественный прием. И Вырупаев, думая, что раз в Иркутске он не сойдет, отправляет отцу телеграмму: «Папа, будем проезжать Иркутск, приготовь, пожалуйста, омуль». Ну, отец, конечно же, приготовил полную сумку — товарищей по сборной угостить! Два сорта байкальской рыбы: один соленый, а второй сверху положил с душком. Но потом решили, что Вырупаев в Москву не едет. Ну, Костя в Иркутске сошел, сумку с омулем товарищам отдал. Поезд тронулся, мужики сумку открыли, приготовились есть… А сверху-то омуль с душком, представляете, какая вонь на весь вагон! Они недолго думая открывают тамбур и выбрасывают омуль. А Костя ничего не знает. Через месяц приезжает на сборы, а ребята кричат: «Мужики, смотрите, вон Омуль идет!». Он, конечно, разъяснил им, что иркутяне едят рыбу «с душком», а внизу была хорошая рыба… Но кличка Омуль к нему в сборной приклеилась.

Сам Вырупаев был человек с юмором, любил розыгрыши, умел посмеяться и над самим собой. В борцовской среде шутки и розыгрыши популярны, но никто никогда не обижался, ведь единоборцы — это определенный склад характера.

— Мы с Константином Григорьевичем познакомились, когда я учился в политехническом и выступал за «Динамо», — вспоминает руководитель федерации греко-римской борьбы Иркутска Сергей Прокопьев. — Было первенство РФ по линии «Буревестника» в Ставрополе, мне как студенту разрешили участвовать. Нас было 4 человека в разных весовых категориях, хотя в команде должно было быть 10 человек. Но мы все четверо заняли первые места, завоевав общекомандное второе место. Смешной момент: все мы боролись в кедах! У меня просто размер ноги большой, не нашлось борцовок нужного размера, а остальные — не знаю почему… И когда мы выходили на пьедестал за медалями, Вырупаев шутил:
— Это они еще бороться не умеют! Вот как научатся, мы им борцовки выдадим…

О шутках Вырупаева ходят легенды. Как-то Константин Григорьевич подходит к врачу сборной СССР и говорит:

— Знаете, у меня что-то трещит здесь! — и показывает на голову.

Тот бежит к себе в кабинет с борцом, осматривает уши, затылок и спрашивает:

— А как трещит-то?

— Да как сяду обедать, — отвечает Вырупаев, — так за ушами и трещит!

Борьба с судьбой 

Друзья и коллеги Константина Вырупаева признают, что он был беззлобным, но в то же время принципиальным человеком. Не терпел разгильдяйства. Не выносил, когда спортсмен проигрывал из-за того, что не сработал в полную мощь, не выложился на все сто. Вспоминают, что Вырупаев никогда не мелочился: в ресторане мог рассчитаться за всех. И никогда не вел себя высокомерно, со всеми был на равных.

— С Костей и его тренером Евгением Потаповым мы познакомились в 1961 году в Чите, когда я служил в армии, — вспоминает Александр Ширшиков. — Там были соревнования зоны Сибири и Дальнего Востока. Судьбой мне было уготовано, что после армии я приехал в Иркутск, и с той поры мы с ним шагали по жизни плечом к плечу. Он был уникальным человеком.

Когда мы с ним вместе работали (он был моим заместителем), у него в семье случилась беда. Его любимую супругу Милу — а он женился один раз и на всю жизнь! — парализовало, она оказалась прикована к постели. Надо было видеть, как Костя ухаживал за женой! И при всех наших дружеских отношениях он все равно спрашивал:

— Александр Геннадьевич, могу я уходить на обед пораньше? Надо домой сбегать, Милу привести в порядок, покормить…

Конечно, я разрешал… Осенью мы проводили в Патронах соревнования, а у Константина Григорьевича там дача, после турнира он как-то пригласил нас к себе на чаепитие. Летом и осенью, пока тепло, Мила была на даче, на свежем воздухе. И вот сидим мы за столом, вдруг Костя убегает: «Я сейчас отойду на минуточку, извините». Я посмотрел в окно: он жену на руках в уборную понес…

Такой вот Костя был. Тот год выдался тяжелым для их семьи. Когда его супруга ушла из жизни, на сороковой день в автокатастрофе погиб младший сын Виктор. Он был копией отца, ну просто вылитый, старший Андрей не так сильно похож… И все несчастья навалились на Константина Григорьевича в год его шестидесятилетия.

В Нижнеудинске тогда проводились областные сельские игры, и чтобы как-то отвлечь его, я предложил ему поехать туда главным судьей. Поехали. А там в гостинице как-то включил телевизор: показывали проводы знаменитого советского футболиста Олега Блохина. И мне в голову пришла такая мысль: а почему бы что-то подобное не сделать нам? Как раз у Вырупаева 3 октября день рождения. Говорю ему:

— Давай в честь тебя проведем турнир?

— Ну ты что, зачем в честь меня? — запротестовал он.

И ведь он не рисовался, искренне скромничал. Мы тогда провели достойный вечер, а турнир Вырупаева до сих пор является знаковым событием для иркутских борцов. А когда Косте исполнилось 75 лет, мы в драмтеатре устроили торжество — был полный зал! Все его поздравляли, он был тронут этим вниманием. Накануне утром в Иркутск приезжал знаменитый трехкратный олимпийский чемпион Александр Карелин по делам, пригласил нас с Константином Григорьевичем в кафе — поздравить Вырупаева с юбилеем. Подарил хороший презент, а уезжая, пообещал прислать нам два борцовских ковра и электронное табло. И обещание выполнил! Сделал Вырупаеву и иркутским борцам подарок.

Константин Григорьевич пытался и сыновей приучать к борьбе, но, видно, не дано ребятам было. Внука своего, сына Андрея, тоже пробовал приобщить. Его, кстати, назвали в честь деда, так что есть у нас в Иркутске младший Костя Вырупаев…