Новости Иркутска
Внимание! Электронная почта для публикации объявлений в газете "Иркутск"
reklama@mauirk.ru
т. 730-307

Как выглядели наши предки 3-7 тысячелетий назад, чем они питались, каково их происхождение и родственные связи — кажется, что такие подробности сейчас установить невозможно. На самом деле всю эту информацию могут содержать зубы древнего человека. Археологический материал Иркутского областного краеведческого музея сейчас кропотливо изучает палеогенетик из Стокгольмского университета Наталия Кашуба.

Первый вопрос, который непременно возникает в голове: почему Наталия выбрала для своих научных изысканий именно Иркутск?

— Когда человек вышел из Африки и через Азию проследовал в Америку, он оставил следы самых интересных и древних культур на востоке Северной Азии. И если в западной части Евразийского материка процесс формирования и становления человеческого общества изучен относительно хорошо, то в восточной — слабо, — объясняет ассистент лаборатории Валленберга кафедры археологии и античной истории Стокгольмского университета Наталия Кашуба.

Если учесть, что самая большая в Сибири коллекция древних антропологических материалов сосредоточена в нашем городе, выбор палеогенетика становится понятным.

— Часто древние органические материалы быстро разрушаются в земле, но в Прибайкалье почвы по химическому составу настолько щадящие для кости, что она хорошо сохранилась до нашего времени, — добавляет заведующий лабораторией археологии Иркутского педагогического института ИГУ Евгений Инешин.
Наталию заинтересовал археологический материал каменного и раннего бронзового веков, а такового в фондах Иркутского краеведческого музея достаточно: порядка пяти тысяч единиц хранения, включая кости, черепа, их фрагменты, различные артефакты. Они были извлечены из погребений в верховьях Лены, Ангары и могильника «Локомотив» в Иркутске.

Для исследований необходим не весь череп древнего человека, а лишь его челюсть. Точнее, зубы. Во-первых, там может содержаться полный геном человека; во-вторых, благодаря плотной костной ткани зуб меньше подлежит разложению; а в-третьих, исследование этой части черепа не вредит экспонату.

— По ДНК мы сможем установить возраст, пол, внешний облик, рацион древнего человека и, главное, родственные связи между популяциями и культурами. Для археологов это имеет огромное значение, — подчеркивает Наталия.

С данными, полученными в Иркутске, она отправится в Стокгольм и еще около года будет проводить анализ в специальной стерильной лаборатории.

— Генетическая информация зашифрована в ДНК по женской линии (в Х-хромосомах) и по мужской (в Y-хромосомах). Только в первом случае она прерывается через два поколения, а во втором носит длительный характер. Выделять Y-хромосомы могут всего шесть лабораторий в мире, в том числе в Швеции, — говорит Евгений Матвеевич.

Результаты исследования могут произвести археологическую революцию. Если предыдущие методы основывались на предположениях ученых и археологическом контексте (сооружениях, орудиях труда, артефактах), то информация, извлеченная из ДНК, будет неопровержимой и дополнит картину формирования человеческих сообществ в Евразии.

Фото Яны Ушаковой