Новости Иркутска
Внимание! Электронная почта для публикации объявлений в газете "Иркутск"
reklama@mauirk.ru
т. 730-307

В праздничные вечера, когда Иркутск отмечал свой юбилей, небольшой детский театр «Синяя птица» свой подарок городу преподнес на «четвертой сцене» драмтеатра. «Академики» уже несколько лет дружески поддерживают молодежное театральное движение и дарят любительским коллективам возможность показать свое творчество на профессиональной сцене.

Руководитель «Синей птицы» Мария Циомик поставила спектакль по повести Наринэ Абгарян «Манюня» — очень популярной сегодня и у детей, и у взрослых книге. Трилогией из смешных, трогательных рассказов о детстве, дружбе, первой любви зачитываются благодаря замечательному юмору и особенным интонациям «детства 80-х», которые передает автор.

«Эге-гей, я частичка космоса, я Божья улыбка, я есмь восторг, посмотрите, люди, в волосах моих запутались звезды…» — эти слова десятилетней девочки, одной из героинь «Манюни», могли бы принадлежать любой из участниц спектакля. Ведь на дворе — начало лета, а театр открывает им удивительное волшебство преображений.

Марии Циомик 24 года, самые старшие студийцы «Синей птицы» ровно вполовину младше — им по двенадцать. О своих первых театральных впечатлениях Маша говорит, что хранятся они в памяти как разноцветная феерия звуков и движений — актеры ходили на руках, делали сальто. Может быть, на самом деле такого и не было, но осталось сверкающее ощущение чуда.

— Когда ребенок смотрит спектакль, он не видит работу каждого актера, не всегда запоминает перипетии сюжета, но чувства, пережитые им эмоции остаются яркими картинами на всю жизнь, — вспоминает моя собеседница. — В детстве я ходила в разные кружки — от танцев до рисования. Мама работала в Доме детского творчества. Когда училась в девятом классе, в Доме творчества появилась театральная студия. Я тогда мало знала про сценическое искусство, и происходящее на занятиях казалось сложным. Хотя к тому времени у меня уже был зрительский опыт — мы с мамой не пропускали премьер. Да и мой старший брат учился в театральном училище, работал в ТЮЗе.

Когда пришла пора выбирать профессию, Маша вовсе не думала о театре. Ей рисовались экстремальные тропы в далекой тайге, в высоких горах, которые она, подобно своему отцу, преодолевает как профессиональный альпинист.

Путешествиями она болела несколько месяцев, но потом как-то резко излечилась и взялась с той же страстностью готовиться к поступлению в театральное. Если разобраться, покорение вершин исполнительского искусства требует не меньшей смелости, чем восхождение на Эверест.

Поступила Маша в Иркутский педагогический колледж № 1 на театральное отделение. Почему в педагогический? Тогда она вовсе не собиралась стать педагогом. Но есть немаловажное обстоятельство. Мама Маши — художник, и большую часть жизни занимается с детьми — ведет студию, где учит не только рисованию, но и умению проявлять свою творческую энергию.

После окончания колледжа Мария получила диплом по специальности «педагог дополнительного образования в области режиссуры и театральной деятельности». Все, что касалось театра, манило, увлекало, будило фантазию. Но начав работать со школьниками, она сама еще не была уверена до конца, что педагогика — ее призвание.

Первые два года ставила с ребятами небольшие сказочки, скорее даже, театральные этюды. Они вместе рисовали декорации, делали костюмы, читали книжки, входили в чудесный волшебный круг перевоплощений: путешествовали по стихам японских поэтов, помогали Дюймовочке найти свое счастье… Вот тогда и стало приходить иное восприятие театрального процесса как необходимой и важной части педагогики.

— Я не ставлю задачу воспитать актера, — говорит Маша. — Помочь ребенку открыть собственную личность, поверить в себя, сохранить индивидуальность — это самое важное. Когда несколько лет назад ребята пришли на первые занятия, никто из них особенными способностями не отличался. Они, как все дети, были любопытны, восприимчивы, красивы, но почти ничего не умели.

Сегодня каждого из них можно ставить на серьезную роль. Ребята стремительно узнают мир, и им хочется выразить собственные мысли и ощущения. В жизни это далеко не всегда возможно. А в спектакле, исполняя роль, они могут это сделать.

Два года назад Маша увлеклась повестью Леонида Бородина «Год чуда и печали». В этой истории о встрече с Байкалом и о первой любви все пронизано поэзией и лиризмом — она вся из «чуда и печали». Неимоверно сложную задачу они преодолели вместе с ребятами, которые вслед за своим руководителем полюбили прекрасную книгу. Год назад состоялась премьера, а на последнем фестивале «Весенняя капель» театр-студия «Синяя птица» получила за эту работу диплом первой степени.

Сейчас в работе повесть Наринэ Абгарян «Манюня». Профессионалы знают, как сложно пересказать прозу сценическим языком.

— Мне сразу понравился материал, а вот ребятам было трудно, — признается Мария. — Хотя эта история им очень близка и по возрасту действующих лиц, и по тем чувствам, которые они переживают. На одной из репетиций, обсуждая проказы героев, ребята начали вспоминать собственные проделки… Но они все еще живут другим спектаклем, который мы все полюбили. «Год чуда и печали» — лирическое повествование, детям трудно перестроиться на новые образы, новый ритм. Повесть Наринэ Абгарян погружает читателя в историю с множеством персонажей, событий, впечатлений. Рассказы объединены общими героями, но в них нет единого сюжета, поэтому моим ученикам сложно было понять развитие действия в спектакле.
Все события, происходящие на сцене, смешные. А юмор играть очень сложно. Проще бывает растрогать зрителя, чем его рассмешить. С другой стороны, когда зрители реагируют на забавные ситуации, нашим актерам тоже трудно удержаться от смеха.

Мария уверена: самое главное — суметь сказать со сцены, что мы не одиноки. Вокруг люди, которые нам совершенно незнакомы, но в какой-то момент они смогут поддержать, стать ближе… Театр больше, чем сценическое пространство. Это своеобразная семья. Студийцы провели вместе четыре года и стали семьей.

— Я уже не знаю, как можно будет жить без них, — говорит Мария. — Театр помогает в познании мира, поэтому и наши спектакли становятся все сложнее. А в этом деле нет предела! Я бываю на разных профессиональных курсах, тренингах. И ребятам всегда говорю, что если мы остановимся, то неминуемо начнем опускаться ниже — к нулевой точке.

Помните, Метерлинк отправил в своей пьесе детей на поиски Синей птицы счастья? У брата и сестры в путешествии был необыкновенный алмаз, повернув который человек может увидеть «душу вещей». У Марии Циомик тоже есть волшебный кристалл. Не верите? Спросите у ребят, которые приходят на репетиции в студию. Волшебная Синяя птица окрылила их.

Фото Анатолия Бызова