Новости Иркутска
Внимание! Электронная почта для публикации объявлений в газете "Иркутск"
reklama@mauirk.ru
т. 730-307

Целая династия астрономов — это такая же редкость, как, например, династия космонавтов. Сама профессия астронома является редкой в наше прагматичное время, а когда верность ей в одной семье сохраняется как самая величайшая драгоценность, передается из поколения в поколение, это тем более удивительно. В семье Язевых любовь к звездам была настолько сильной, что даже детей назвали в честь самых ярких звезд — Арктуром и Геммой. А именем жены того самого Арктура Язева Киры был назван астероид № 6845. Представитель третьего поколения астрономов Язевых, Сергей, доктор физико-математических наук, старший научный сотрудник Института солнечно-земной физики СО РАН, сегодня руководит астрономической обсерваторией ИГУ и единственным планетарием в Иркутске, а также является автором пяти книг о Вселенной.

Из крестьян — в профессора 

У истоков династии стоял дед Сергея Арктуровича по отцовской линии, Иван Язев, выходец из многодетной крестьянской семьи, жившей в деревне Татарке Томской губернии. Несмотря на жизненные трудности, он сумел получить высшее образование.

— Мой дед учился в Омске, в Сибирской сельскохозяйственной академии на факультете геодезии. Один из преподавателей — Никифор Павлов — был астрономом. Видимо, он и сумел привить любовь к этой науке Ивану Наумовичу. Позже дед работал в знаменитой Пулковской обсерватории, затем в Николаеве, был старшим астрономом в Полтавской обсерватории, а в конце 30-х годов его, уже в звании кандидата наук, пригласили в Новосибирск, где он стал заместителем директора нового Новосибирского института инженеров геодезии, аэрофотосъемки и картографии.

Профессор Иван Язев читал курсы по геодезии и астрономии. Карьера его складывалась удачно: Иван Наумович предложил революционную для того времени теорию — пытался доказать, что на параметры вращения Земли влияют крупные планеты Солнечной системы — Юпитер и Сатурн.

Но некие недоброжелатели доложили руководству, что в 1918 году Язев состоял в партии эсеров. Из-за наветов ученый лишился работы, ему не утвердили защиту докторской диссертации. Язеву были предложены на выбор два места работы — в Риге и в Иркутске. В этих городах была работа для астронома. Для него, урожденного сибиряка, Сибирь была ближе, поэтому Иван Наумович, а затем и вся его семья перебрались в Иркутск и поселились в доме, где сейчас находится астрономическая обсерватория нашего госуниверситета. Язев руководил обсерваторией до своей кончины в 1955 году.

Арктур и Гемма 

— Еще в Николаеве родились мой отец и его сестра, которых дед назвал в честь звезд — Арктур и Гемма. Иван Наумович был настолько предан астрономии, так увлечен этой наукой, что дал своим детям столь необычные имена. Арктур — звезда в созвездии Волопаса, а Гемма — альфа Северной Короны, — рассказывает Сергей Язев.

Арктур Язев увлекся астрономией, еще будучи студентом, и много лет проработал в службе времени иркутской обсерватории. Даже со своей будущей женой Арктур Иванович познакомился благодаря астрономии.

Кира Мансурова — коренная москвичка, окончившая МГУ с красным дипломом, тоже астроном. Она приехала в Иркутск в 1957 году, ответив положительно сразу на два предложения. Первое предложение ее научного руководителя, профессора МГУ Евгения Федорова (кстати, в прошлом тоже директора Иркутской обсерватории), который вместе с Иваном Язевым организовал установку в Иркутске большого зенит-телескопа. Новому телескопу требовался квалифицированный специалист, а девушка умела работать с такой техникой. Второе предложение — от Арктура Язева — стать его женой.

Древний род 

Родственники со стороны матери Сергея Язева — коренные москвичи.

— Девичья фамилия моей матери Мансурова. Это старинный дворянский род, происходящий от татарина Амедотея Мансурова, выехавшего из Орды при Иоанне Калите и получившего при крещении имя Борис, — вспоминает Сергей Язев. — В числе его потомков были сенаторы, генерал-губернатор, археологи, врачи. Меня назвали в честь деда — Сергея Алексеевича. Он погиб на войне осенью 1941 года. Моей маме тогда исполнилось десять лет. Бабушка так больше и не вышла замуж — у нее с дедом была большая любовь. Она воспитывала дочь одна. Работала геоботаником в МГУ, участвовала во многих экспедициях, искавших месторождения урана.

Когда Кира сообщила матери, что остается жить в Сибири, та была, конечно, недовольна. Но со временем и сама перебралась сюда из Москвы. Киру в начале 70-х годов назначили директором обсерватории ИГУ. Ее фамилией назвали астероид № 6845 — «Мансурова».

Отдел изучения облаков 

«Золотой век» иркутской обсерватории начнется не с появления у нас сверхточного телескопа, а почти через 15 лет — в 1972 году, с того момента, когда Кира Мансурова возглавит «храм астрономии», и продолжится до 1988 года. В этот период здесь проводились высокоточные астрометрические определения параметров Земли, был открыт отдел изучения серебристых облаков, постоянно обновлялась аппаратура. Пожалуй, это лучшие годы в истории иркутской астрономии.

Благодаря усилиям Киры Мансуровой астрономия из узкой науки превратилась в популярную — Кира Сергеевна вела кружок для школьников, где знакомила ребят с тайнами Вселенной.

— Как раз там, где сейчас стоит новостройка, располагался большой зенит-телескоп, — рассказывает Сергей Арктурович. — Астрономическая обсерватория размещалась здесь с 1931 года. Тут же, в доме, на крыше которого мы стоим, были квартиры сотрудников — коммуналки. Все мое детство прошло в обсерватории под стук арифмометров, на которых велись астрономические вычисления. Родители не просто работали, они с огромной любовью относились к своей профессии, поэтому классу к пятому у меня даже не возникало вопросов о выборе специальности.

Сохранить дело семьи

Обсерваторию Сергей Язев возглавил в 1997 году, «храм астрономии» надо было срочно спасать. После затопления подвальной аудитории все, что в ней хранилось, было уничтожено. Обсерватория начала сдавать помещения в аренду, в ее стенах открылся склад мелкооптового магазина. Одним словом, стране не нужна была наука, Россия перестраивалась на рыночные отношения. Вандалы разрушили тот самый зенит-телескоп, который родители берегли как зеницу ока.

Но Сергей Арктурович сумел возродить дело своей семьи и вернул Иркутску астрономическую обсерваторию. При этом ученый остался верен науке: в течение 35 лет это его главное увлечение и работа. Сергей Язев еще и преподаватель авторских спецкурсов на факультетах иркутского госуниверситета, инициатор и участник нескольких экспедиций по изучению Витимского метеорита, Патомского кратера и солнечных затмений, автор пяти научно-популярных книг. Он читает посетителям лекции о космосе в музее «Ноосфера».

— Думаю, что ученые должны рассказывать о науке всем. В какой-то мере, я делаю это благодаря примеру мамы. Она работала в той же должности в той же обсерватории, что и я, и тоже читала популярные лекции по астрономии.

Рождение нового мира

Какие направления в астрономии интересуют Сергея Язева больше всего?

— Первое направление — исследования Солнца и солнечной активности. Это связано в первую очередь с моей профессиональной деятельностью, — отвечает ученый. — Вообще, астрономия в Иркутске — это прежде всего Институт солнечно-земной физики СО РАН. В 1980 году, когда я после окончания физфака ИГУ пришел туда работать, там, кроме Солнца, другой астрономии не было, это и определило выбор моей темы. Сейчас у нас работают пять «солнечников».

Второе, достаточно новое направление — метеорная астрономия, его только начинают развивать в тесном сотрудничестве с Институтом астрономии РАН в Москве. Третье — тесные контакты с МГУ, который предоставил нам телескоп, установленный в Тункинской долине.

Прибор автоматический, входит в национальную сеть из нескольких телескопов и позволяет вести широкий круг исследований. На этом телескопе можно наблюдать и черные дыры, и астероиды, и кометы, и вспышки сверхновых звезд.

Ученый уверен, что переход на иной уровень в развитии науки произойдет уже достаточно скоро. В ученом сообществе накоплено такое количество новых знаний, что в определенный момент мировая наука выйдет на более высокий уровень и обретет совершенно новое качество.
— И с этой точки зрения все наши проблемы — например, в политике или экономике, — тоже временные, — считает ученый. — Это последние конвульсии старого мира, внутри которого рождается новый мир.

Фото из архива семьи Язевых