Новости Иркутска

Солянка холмовая, некоторые виды аконита, скорцонера испанская — вот неполный перечень растений, которые иркутский ученый, доктор химических наук Аркадий Алексеевич Семенов с сотрудниками тщательно изучил и сделал средством для лечения серьезных болезней. На все препараты, которые он изобрел, были получены государственные патенты. Ученый смог подобрать оптимальную дозу лекарств, ту самую, которая необходима для борьбы с опасными вирусами и раковыми клетками. В течение десятков лет он ставит эксперимент на самом себе: все препараты принимает сам. В результате в свои восемьдесят лет сохраняет здоровье, хорошую память, способность активно заниматься наукой.

Сом под яблоней

Тяга к растениям перешла к Аркадию Семенову по наследству. Его предки жили в маленьком городке под Варшавой, который сейчас слился с мегаполисом и стал одним из районов польской столицы. Прапрадед Аркадия Алексеевича работал садовником в панском саду. Однажды после непрерывных дождей Висла разлилась и затопила прекрасный сад. Садовник схватился за голову! Он не знал, как спасти погибающие плодовые деревья: яблони, черешни, вишни, груши стояли до середины погруженные в воду.

Но на третьи сутки вода спала. И тут под яблонями обнаружили невиданных размеров сома. Когда вода была высокой, большая рыба спокойно заплыла в неведомые места, а когда река ушла, не смогла выбраться и осталась лежать под деревьями, шевеля жабрами.

Тяжелого сома погрузили на телегу и привезли домой, на обед. То-то была радость в многодетной, небогатой семье! Эта семейная легенда передавалась из поколения в поколение. Благодаря ей Аркадий узнал, что его предок был садовником. Сам же он решил стать химиком. Но загадочный мир растений притягивал его, и ученый занялся химией, напрямую связанной с флорой.

Кладовые тайги

Главное преимущество препаратов, которые изобрел Семенов — их дешевизна и высокая эффективность. Все свои изобретения ученый-химик направил на борьбу с грозными болезнями. Его препараты способны лечить заболевания щитовидной железы, псориаз, бесплодие и даже онкологию. На все лекарства получены патенты государственного образца.

Каждый год в конце июля ученый вместе со своей командой выезжает в тайгу: ищет аконит.

— Аконитов существует великое множество, некоторые из них смертельно ядовиты, поэтому мы не афишируем точное название растения. Не хотим, чтобы несведущие люди занимались самолечением. Самую большую силу трава имеет в июле. Но она не растет так, чтобы ее можно было косой косить: каждую травку нужно собирать отдельно. Поэтому ездить приходится долг. Этот препарат назван «Баякон», он прекрасно справляется с заболеваниями щитовидной железы: гипотериозом, гипертериозом и узловым зобом.

Благодаря «Баякону» у больного в течение года рассасываются узлы в щитовидной железе, налаживается обмен веществ. Не секрет, что Иркутская область — один из тех регионов, где болезни щитовидки доминируют: у нас нет йода ни в воде, ни в большинстве продуктов. Препараты Семенова, которые излечивают заболевания щитовидки, дешевы и эффективны.

— Сегодня Россия закупает сырье для большинства лекарственных препаратов за границей: в Китае, Индии, США и других странах, — говорит ученый. — Собственное производство налажено плохо: то, что было при советской власти, либо вообще не работает, либо работает вполсилы. Нам присылают наполнители для таблеток, мы лишь даем оболочку из крахмала и выдаем за российский продукт. На самом деле у нас почти нет своей фармацевтической промышленности. И если бы завтра объявили санкции в этой области, наступила бы катастрофа. А наши препараты — прекрасная альтернатива дорогим зарубежным таблеткам.

О борьбе с тяжелыми болезнями 

Государственные патенты Аркадий Алексеевич получил на препараты К214, «Салсокколин», «Баякон» и «Сольвир».

— Ко мне обратилась бабушка 75-ти лет с четвертой стадией меланомы. Меланома – это тяжелая форма рака, плохо поддается лечению. Страшна тем, что дает массовые метастазы. Препарат К214 борется с метастазами, уничтожает раковые клетки и является альтернативой химиотерапии.

Она начала регулярно принимать препарат и почувствовала себя лучше: на коже исчезли пятна меланомы. Обрадовавшись, женщина бросила принимать лекарство, и пятна вновь появились. Регулярно принимая этот препарат, пациентка прожила еще 17 лет и умерла в 92 года. К сожалению, этот препарат не сертифицирован, поэтому сейчас говорить о его производстве рано.

Еще один препарат, десять лет назад успешно апробированный в инфекционной больнице на Синюшиной горе, — «Сольвир» — средство для лечения гепатита С. Выяснилось, что 50% больных гепатитом С успешно вылечиваются, принимая «Сольвир».

— «Сольвир» — дешевый, но эффективный препарат, — рассказывает Аркадий Семенов. — Его особенность в том, что он — не противовирусный. Он действует на весь организм. Гепатит С, герпес, хламидиоз успешно лечатся, заболевание исчезает без всяких последствий.

Гепатит С называют «ласковым убийцей»: вирус убивает человека медленно и практически без боли. Лечению поддается трудно, да и лечение это недешевое — стоит до 1 млн рублей. «Сольвир» — настоящая находка для таких больных. Но проблема в том, что сегодня не налажено массовое производство этого лекарства.

Однако мой собеседник считает, что фармакологическая промышленность в России еще долго не поднимется с колен, а значит, лекарства еще не скоро выйдут из лабораторий и дойдут до массового потребителя.Каждый день ученый сам принимает эти препараты и уверен, что именно они дают ему бодрость и силы для работы.

Фото Яны Ушаковой

Интересные факты: все — яд и все — лекарство

Филипп Ауреол Теофраст Бомбаст фон Гогенгейм (Гогенхайм) присвоил себе громкий псевдоним Парацельс, то есть подобный Цельсу — римскому философу, оставившему капитальный труд по медицине. Парацельса считают предтечей современной фармакологии. Он одним из первых стал рассматривать организм с точки зрения химической науки и применять для лечения человека химические препараты.

Когда заходит речь о Парацельсе, первое, что вспоминается, это его знаменитый принцип: «Все есть яд, и ничто не лишено ядовитости; одна лишь доза делает яд незаметным». Или в ином изложении: «Все — яд, все — лекарство; то и другое определяет доза».

В самом деле, трудно найти вещество, которое не являлось бы одновременно ядом и лекарством. И совсем мало субстанций, которые были бы только целительными или только губительными.

Самая обыкновенная вода может стать смертельным ядом даже для здоровых людей при избыточном питье. Известны случаи смерти спортсменов, солдат, посетителей дискотек. Причиной было избыточное питье: более 2 литров воды в час. Или, например, стрихнин — общеизвестный смертельный яд, почти вдвое сильнее знаменитого цианистого калия. Когда-то им травили волков и бродячих собак. Но в дозе 1 мг вещество успешно лечит парезы, параличи, быструю утомляемость, функциональные нарушения зрительного аппарата.