Новости Иркутска

В начале 2015 года зрителей потряс вышедший на экраны фильм «Левиафан». Россияне отреагировали на фильм с присущей им категоричностью и разделились на два лагеря: лютых противников и ярых поклонников киноленты. До этого ни одна работа Андрея Звягинцева (и вообще ни один российский фильм последних лет) не вызывал таких оживленных споров в обществе. Как отозвался о фильме министр культуры, какую роль сыграла ненормативная лексика и почему в картине нет хеппи-энда – об этом и многом другом Андрей Звягинцев рассказал иркутянам на закрытой лекции.

«Левиафан» повествует нам о жизни «маленького человека» Николая, у которого судьба выбивает почву из-под ног: герой сталкивается с бесчинством власти, предательством жены, а впоследствии – с ее гибелью и обвинением в убийстве. Фильм является своеобразной интерпретацией библейской истории об Иове, переложенной Андреем Звягинцевым на реалии современной России. Непобедимое мифологическое морское чудовище отождествляется здесь с государственной властью.

Прототипом главного героя фильма стал американский сварщик Марвин Химейер, у которого в 2004 году местный цементный завод пытался отобрать дом, после чего он заперся в бульдозере, разрушил здание завода и еще несколько сооружений, а затем покончил с собой.

Послушать режиссера пришло множество иркутян. В режиме свободного микрофона каждый смог задать ему интересующий вопрос
Послушать режиссера пришло множество иркутян. В режиме свободного микрофона каждый смог задать ему интересующий вопрос

Эта история и вдохновила Андрея Звягинцева на создание «Левиафана»:
– Сюжет всплыл совершенно случайно за обеденным столом. «Представляешь, он замуровал себя в кабине трактора железными листами и разрушил десять административных зданий», – мимоходом рассказала мне знакомая. Услышав это, я сразу понял, чем все закончится… Ощущение было такое, будто вдоль моего позвоночника скользнула молния.
Многие зрители не смогли принять этот фильм, ссылаясь на то, что он вгоняет в депрессию, оставляет горькое послевкусие и не дает никакой надежды.
– А почему вы не снимаете добрые, жизнеутверждающие фильмы? – поинтересовались иркутяне.
– Этот вопрос я уже как-то раз слышал из уст министра культуры России Владимира Мединского, – признался Андрей Звягинцев. – Художник отражает действительность, как в зеркале. Каков мир – такова и проекция на экран. Ответственность за то, что кино стало таким, лежит на нас самих.
Между прочим, первое, что Владимир Мединский сказал после просмотра «Левиафана» Звягинцеву: «Ну, слушайте, в России так не пьют». В излишнем пристрастии к алкоголю впоследствии зрители не раз обвиняли героев Звягинцева. Но режиссер уверен, что никакого преувеличения в этом нет.
– А как были сыграны пьяные сцены? – спросил один из пришедших на встречу с режиссером. – Это просто искусная игра актеров?
– Трудно сыграть пьяного человека, потому я решил рискнуть и предложил актерам реально выпить. Когда мы сравнили «трезвые» и «пьяные» кадры, стало очевидно: это было правильное решение. Бойцовские качества, уверенность, пластика – все это появляется только под настоящим воздействием алкоголя, – рассказал режиссер. – Это было личное решение актеров – пить или не пить. В итоге «вжиться в роль» согласились все, и только Роман Мадянов, сыгравший мэра, отказался. Я думал, это невозможно – воспроизвести артикуляцию, жесты и эту пропасть в глазах. Но Роман доказал, что возможно. Просто он невероятный актер.
Не только в обилии пьяных сцен, но и в использовании ненормативной лексики упрекали создателей фильма. Чем же обусловлено использование мата?
– Отражая реальность в ее безусловной фактуре, невозможно уйти от использования ненормативной лексики. Это делает персонажей узнаваемыми и точными. Можно ли представить, чтобы два мужика, которые сидят дома на кухне, выпивают и называют друг друга «братуха», не использовали мат?! Конечно, нет, это будет лицемерие. А что касается детей – поверьте, они узнают ненормативную лексику точно не из фильмов. Узнают ее в семьях, на улице и в школе.

Трудно не заметить, что на Западе фильм был встречен с большим энтузиазмом, нежели в России. «Левиафан» вошел в основную конкурсную программу 67-го Каннского кинофестиваля и награжден призом за лучший сценарий, а позднее стал первым в истории российским фильмом, удостоенным американской премии «Золотой глобус» в категории «Лучший фильм на иностранном языке».

В первом варианте сценария Николай повторяет судьбу Химейера: садится на трактор и въезжает в здание администрации. Но к режиссеру пришло озарение: в случае с русским героем это будет ложью. И потому финал был изменен
В первом варианте сценария Николай повторяет судьбу Химейера: садится на трактор и въезжает в здание администрации. Но к режиссеру пришло озарение: в случае с русским героем это будет ложью. И потому финал был изменен

Более того, работа Звягинцева была номинирована на премию «Оскар» в категории «Лучший фильм на иностранном языке». Это лишний раз доказывает, что фильм, снятый через призму российской действительности, оказался вненациональным и поднял вопросы, актуальные для жителей многих стран.
– Западная аудитория более объективна, чем российская, – считает Звягинцев. – Они разглядели в фильме свою историю и свои проблемы. Один мексиканец сказал мне: «Замените водку на текилу, а северные деревья на кактусы, и получится дословная история про нас». А в Швейцарии один зритель упрекнул меня: «Зачем вы сюда привезли и показали все наше грязное белье?!» Получается, что в странах разнится только социальный фон, а в остальном мы похожи: совесть у нас одна. И хотя я сказал, что фильм строился на русском материале, он универсален и понятен всем. Я считаю так: если сор в избе есть, выносить его необходимо.
Именно этот «вынесенный из избы сор» позволил некоторым критикам назвать картину «Левиафан» антироссийской и обвинить Звягинцева в русофобии. Более несправедливых слов для режиссера трудно придумать.
– Так было всегда – когда человек, занимающийся искусством, высказывает горькие мысли, их не хочется слушать и проецировать на себя. Я не могу поступать иначе, кроме как действовать согласно со своей совестью.

Готов подписаться под каждым поворотом сюжета и суждением «Левиафана» – таким образом я наблюдаю мир вокруг себя.

– Если бы «Левиафан» завершился хеппи-эндом, зритель выдохнул бы с облегчением. Идея сопротивления была бы реализована на экране и убаюкала бы сознание зрителя, но в «Левиафане» все по-иному: призыв сопротивляться обстоятельствам и быть стойким опрокидывается в зал.

Яна Шутова
Фото Андрея Климова

ДОСЬЕ (РУБР)
Андрей Звягинцев родился 6 февраля 1964 года в Новосибирске. В 1984 году окончил актерский факультет Новосибирского театрального училища. Вскоре его призвали в армию, где он служил конферансье в Новосибирском военном ансамбле. В 1986 году уехал из Новосибирска в Москву и поступил в ГИТИС на актерский факультет.
В театре Андрей Звягинцев не остался. Пробовал писать рассказы, всерьез увлекся кино. До 2000 года снимал рекламные ролики. В 2000 году дебютировал как режиссер. Известность пришла с выходом фильма «Возвращение» (2003), получившего две кинопремии «Ника», двух «Золотых львов», двух «Золотых орлов».
Позднее были сняты небезызвестные «Изгнание» и «Елена», а в 2014 году – социальная драма «Левиафан», удостоенная множества наград, в том числе премии «Золотой глобус» как лучший фильм на иностранном языке. Этот фильм был номинирован на премию «Оскар» 2015 года в категории «лучший фильм на иностранном языке».